По пути Суворова через Альпы

Всe ты да я сo шкoльныx лeт знaeм прo гeрoичeский пoxoд русскoй aрмии чeрeз Aльпы, всe видeли кaртину Сурикoвa. Нo, думaю, бoльшинствo изо нaс плoxo прeдстaвляeт, чтo жe тaм прoизoшлo нa сaмoм дeлe, кaк русскиe тудa пoпaли, и в чeм вeличиe пoдвигa русскиx сoлдaт и Сувoрoвa. Нa тoржeствeннoм митингe в Aндeрмaттe в чeсть 200-лeтия знaмeнитoгo пeрexoдa советский чинoвник высoкoгo рaнгa тиxo пoинтeрeсoвaлся у истoрикa: «A кaк, сoбствeннo, Сувoрoв здeсь oкaзaлся?» A мoй знaкoмый признaлся, чтo, тoлькo прoйдя вeсь мaршрут сoбствeнными нoгaми, oн oсoзнaл, пoчeму этoт пeрexoд oстaлся в вoeннoй истoрии кaк бeспримeрный.

Пoэтoму, кoгдa я прoчлa нa сaйтe «Aльпиндустрии», чтo плaнируeтся пoxoд пo пути Сувoрoвa чeрeз Aльпы, я зaписaлaсь в числe пeрвыx. Этo былa мoя втoрaя пoeздкa с «Кoмaндoй Aльпиндустрии». Двумя гoдaми рaньшe я eздилa с нeй в итaльянскиe и фрaнцузскиe Aльпы, гдe я сoвeршили вoсxoждeниe нa Мoнблaн. Тa пoeздкa стaлa oдним с сaмыx увлeкaтeльныx мoиx путeшeствий, и я былa рaдa вoзмoжнoсти снoвa пoexaть в Aльпы, тeпeрь ужe швeйцaрскиe. Нa пeрвую нeдeлю пoeздки был зaплaнирoвaн пoxoд пo слeдaм aрмии Сувoрoвa, нa втoрую – пeрeeзд в Цeрмaтт и вoсxoждeния нa aльпийскиe вeршины Мoнтe Рoзу и Мaттeрxoрн.

Рoвнo зa нeдeлю дo нaшeгo вылeтa Зaпaдную Eврoпу зaтoпилo. Нeбывaлoe нaвoднeниe зaтрoнулo мнoгo стрaн, в тoм числe Швeйцaрию. Пeрeкрывaлись дoрoги, изо нeкoтoрыx рaйoнoв эвaкуирoвaли нaсeлeниe, были чeлoвeчeскиe жeртвы. Нa рaбoтe мeня убeждaли oткaзaться oт пoeздки, всeгo зa пoлгoдa дo этoгo был прeднoвoгoдний урaгaн в Тaилaндe, oт кoтoрoгo пoстрaдaли прибывшиe в стрaну туристы. Пoзвoнив свoим тoвaрищaм, я пoнялa, чтo никтo oткaзывaться oт путeшeствия нe сoбирaeтся. Успoкoилaсь и я.

Дeйствитeльнo, прилeтeв в Цюриx, никaкиx слeдoв рaзрушeний автор этих строк нe oбнaружили. В Люцeрнe, дeйствитeльнo, чaсть улиц былa пoдтoплeнa, нa нaбeрeжнoй лeжaли мeшки с пeскoм, нa улицax – дeрeвянныe помосты. Вкруг торчащей из воды беседки плавали лебеди. Зажор в реке неслась стремительным, мощным рекой. Стихия только-только вошла в берега.

Изо пасмурного, полузатопленного Люцерна наша сестра отправились на юг и к вечеру оказались в единственном итальянском кантоне Швейцарии – Тичино, в городе Лугано, внутри пальм, под палящим солнцем. От этого места и начался наш переход.

Экипаж наша состояла из 20 душа. Для перемещения по стране был нанят микроавтобус с прицепом. Останавливались автор в кемпингах, ночевали в палатках. Без гида и организатора поездки Саши Елькова нас кроме сопровождал член патриотического общества, прозванный нами Суворовцем, зрелого возраста, но очень бодрый дяденька, призванный включать нас в курс дела сообразно мере продвижения по маршруту и озлащать события прошлых лет.

В двух словах события разворачивались так.

Наполеон завоевывал целое новые пространства в Европе. С целью оказания помощи австрийцам получай территории Италии была послана отрезок наших войск под командованием Суворова. После четыре месяца Суворов вернул Австрии полно, что у нее отнял Наполеон после два года войны. В Ломбардии Суворов значительнее был не нужен, к тому но он сильно раздражал австрийцев своей популярностью и почестями, оказываемыми полководцу итальянцами и англичанами. Они попросили Павла I отослать Суворова в Швейцарию, где австрийская фракция уже довольно долго и бесцельно воевала с французами. И обязались давать русскую армию провиантом и оружием. Суворов необходимо был соединиться с главными частями русской армии подина управлением Римского-Корсакова в районе Цюриха и орудовать по обстановке.

Решено было вышагивать на соединение кратчайшим посредством, через Сен-Готардский дабан. Австрийцы должны были подготовить в Таворне к марш-броска русских полторы тысячи вьючных мулов и пища, но не сделали сего. Придя в Таворну и не найдя наобещенный обоз, русские были вынуждены пробуждать обоз из собственных резервов (пусть даже офицерам пришлось отдать своих лошадей и маршировать в поход пешком) и потратили получи и распишись это пять дней. Сие промедление оказалось роковым и решило финиш военной кампании. Было потеряно верх быстроты и внезапности.

Обоз и полевую артиллерию отправили в Швейцарию кружным хорошенько, а сами выступили с легкими пушками. Нашли проводника – охотника Антонио Гампа.

У озера Лугано русские войска перешли границу со Швейцарией.

Выступили и да мы с тобой. Ранним утром, собрав наш лагерь на берегу озера, автор поехали в сторону Сен-Готарда, согласно пути завернув в столицу кантона Тичино — Беллинцону. Вследствие нее проходят пути к трем альпийским перевалам: Сен-Готарду, Сен-Бернару и Лукаманиру. Починок очень гармонично вписан в гористую земля, на холмах расположены три мощные крепости-замка, напоминающие о временах, когда-никогда через перевалы проходили вооруженные войска, и держи самом подступе к Альпам ничего не поделаешь было иметь укрепленное помещение. Мы поднялись к старейшей крепости – Кастельгранде. С того места открывался широкий обзор получи окрестные горы и долину реки Тичино.

По вине несколько километров за Беллинцоной, моментально за военной базой, начинался рост на перевал (накануне автор проехали его в обратном направлении за подземному туннелю). Лес бойко закончился, мы поднимались после травянистому склону по хорошей тропе. Огулом перевал пробит тунеллями, спустя расщелины перекинуты мосты, инде встречались сторожки. Мимо нас заме прокатился черный дилижанс с кучером в старинной одежде.

И во, наконец – первое напоминание о походе – дуролом барельеф у большого камня с надписью «Александру Суворову — благодарная Старый континент» на четырех языках. Сперва мы остановились, привлеченные памятным наслышан, потом не могли выбиться из брусничника, разросшегося середи скал.

К четырем часам ты да я вышли на широкий Сен-Готардский шипка.

К слову сказать, русская сонмище оказалась там же приближенно в это же время. Спервоначала все наши атаки успешно отбивались французами, (до поры) до времени отряд под управлением Багратиона никак не полез в обход по скалам и еще сверху напал на противника. Рука об руку 2 тысяч наших солдат погибли подле взятии перевала. Братская каюк была устроена в горной расщелине, дополна заполненной телами.

На перевале – народный музей. Перед музеем – горное озерко с плотом посередине, на нем – искусственные лошадки, запряженные в карету. Незначительно в стороне — памятник Суворову, идеже фельдмаршал представлен в непривычном образе, ни капли не героем-победителем, с презрительно поднятой головой и грудью колесом, а измученным стариком верхами на понурой лошади, которую перед уздцы ведет горный путеводитель Антонио Гампа (скульптор Тугаринов, 1999).

Спускались с перевала с подачи городок Хоспенталь, где сохранился балаган, в котором ночевал Суворов впоследствии взятия перевала. Мы а дошли до Андерматта, идеже и остановились в кемпинге на окраине, получай широкой травянистой площадке у подножия вершина мира. В ту ночь мы позже были единственными постояльцами. Ужинали бери поляне за длинным столом. Вмале к кемпингу подъехала машина, с которой вышли двое мужчин, Водан из которых оказался мэром Андерматта Фердинандом Мухаймом. Утром к завтраку нам привезли в качестве подарка через мэра два подноса с нарезками колбасы и сыра (градоначальник по совместительству являлся владельцем скоромный лавки в Андерматте).

Утром ты да я въехали в узкое, глубокое каньон с отвесными стенами и вышли у знаменитого Чертова моста. Безотложно через ущелье проходит стоящий на повестке дня мост, остатки прежнего, разрушенного моста – много ниже. Тут же в скале прорублен выработка для поездов.

Сражение нате Чертовом мосту произошло получи следующий день после взятия Сен-Готарда. Мостишко узкий, и каждый, проходящий объединение нему, неизбежно попадал по-под обстрел французской пушки, установленной в туннеле и направленной получай мост. Поэтому часть солдапер отправили верхом через скалы, некоторые люди спустились вниз, переправились посредством бурную реку и по крутому склону вылезли ввысь. Сбросив пушку в реку, французы отступили.

В скале, наперекор Чертова моста, вырублен грандиозный каменный крест в память о русских воинах, погибших присутствие переходе через Альпы в 1799 году. Оный кусок земли (495 кв.м) благодарная Гельвеция подарила России, и теперь дьявол считается русской территорией.

Налево от мемориального креста начинается «команда феррата» – скальный маршрут с провешенными тросами. Несложное лазание, красивые надежда. Очень быстро тенистое теснина с бурной рекой осталось внизу. Момент от времени из темной дыры в скале выскальзывал карминовый стремительный поезд, или (шиворот-)навыворот, исчезал внутри горы. В дальнейшем по дороге проползла ряд бронетранспортеров. На вершине много, среди душистого разнотравья установлен флажок кантона Ури: черная бычья темечко на оранжевом фоне (водораздел итальяноязычного кантона Тичино и немецкоязычного Ури проходит по части перевалу Сен-Готард). Вслед за этим мы спускались по тенистому лесу. Сверху каждом витке серпантина установлены плакаты с описанием растений и животных, встречающихся в данном уголке. Получи открытых участках врыты противолавинные ограждения.

Обедали в историческом ресторане «Суворов» в Чертовом мосту. Ресторан достаточно на уступе, на низкий скальной площадке, обрывающейся внизу крутыми стенами, и, подойдя к краю обрыва, не грех наблюдать за безудержным обильно реки, кувырком летящим внизу по крутым каменным ступеням. В самом ресторане – маленький музей, на стенах – скрещенные сабли, штыки (найденные в склонах и дне реки), парсуна Суворова и картины, посвященные битве нате Чертовом мосту. Подается специальное винишко «Suworof».
Вечером гуляли соответственно Андерматту. Спокойный, тихий городишко, практически безлюдный в вечернюю пору. Черные лебеди в маленьком пруду, неотразимый фонтан с фавном, бык, установленный на мотоцикл. В центре города – осанистый Suworofhaus, дом, в котором располагалась пароли Суворова с памятной табличкой. Вечернюю тишину нарушил летучка пожарников, вышедших в полном обмундировании, с длинными лестницами и шлангами. Приставив лестницу к одному с домов, они стали карабкаться туда-сюда, тянуть шланги. На самом деле, пожарная дружина города состоит изо добровольцев, которые вечером, по прошествии основной работы выходят для тренировки. Через некоторое период по улице прошли молодое поколение парни в военной форме. Сие военнослужащие спустились из своей военной части сверху дискотеку в город (военная дробь расположена довольно высоко, автор этих строк ее видели днем, подчас поднимались по виа-феррата. Я думаю, ребята хоть куда тренированы, если по ночам после этого дискотеки бегают к себе в пункт на такую верхотуру).
Получи и распишись следующее утро мы переехали в Альтдорф.

В Альтдорфе москвитинка армия оказалась в ловушке. Как по команде австрийским картам, от Альтдорфа предварительно Швица существовал проход по-под берега Люцернского озера, в реальности опосля оказались отвесные скалы. По сей день суда, вплоть до рыбачьих лодок, французы увели в Люцерн. Пищевые продукты кончился. Путь назад был отрезан французами.

Было положено решение пробиваться через возвышенный хребет Рошток. До этих пор на швейцарских картах настоящий путь через перевал Кунциг-Кульм называется «толково Суворова в 1799″.

Альтдорф – симпатичный, мухосранский городок, столица кантона Ури (для очистки совести он не имеет индигенат города, т.к. его население не столь 10 тыс.). Красивые, разрисованные здания, ноо, музей Суворова (был закрыт), фонтаны, клумбы. Во едину от суббот здесь жил Вильгельм Телль, возглавивший борьбу местных жителей наперерез кому/чему австрийцев. Памятник ему установлен в центре Альтдорфа. Автор этих строк оказались там 1 сентября, и улицы были наводнены детишками, у каждого для шее – оранжевый ромб с отражателями бери груди и спине.

Через серия километров от Альтдорфа начинается процветание на перевал Кинциг-Кульм. Первоначально на кресельном подъемнике поднялись задолго. Ant. с горной деревушки Бель. Тамо некоторое время ждали вагончик вверх в окружении местной детворы: школьники, живущие в горах, отучившись в школе в Альтдорфе, держи канатке возвращались к себе по дворам, в горы. Вскоре пришел вагончик. И поплыли книзу островерхие ели, потом — заросшие сплошной травой склоны, с пасущимися коровами, с редкими домиками. С верхней станции канатки вперед на перевал. Подъем насчет пологий, по хорошей тропе. Нате самом перевале – деревянный орден, часовенка и шест с указателями в горные деревушки и хутора, разбросанные в окрестностях.

Бери спуске – те же мягкие, плавные, ниспадающие склоны. По левую сторону — красивая скальная стена с выступающими пиками, безмерно напоминающая итальянские Доломиты. Одинокие коровы, беспричинно похаживающие среди густой травы и провожающие нас безмятежными взглядами. Пахнет нагретой травой и цветами. Появились елки. Как снег на голову среди горного леса возник удивительный резкий запах, а на очередном повороте был обнаружен и его сольфатор — сыроварня в большом деревянном доме. При помощи открытую дверь сыроварни были видны лавка полок с головками зреющего сыра, которые два молодых парней переворачивали деревянными лопатами. До сего часа ниже наша скорость передвижения кровно упала из-за зарослей малины, растущей по тропы. Наконец мы вышли с леса, где на стоянке нас поджидал выше- микроавтобус, на котором ты да я уже доехали до городка Муотаталь.

Кацапка армия затратила на откочевывание из Альдорфа в долину реки Муота путем хребет Рошток два дня. Моросил мелочной осенний дождь, раскисшая терракота сменилась наверху снегом. Невыгодный было ни провианта, ни дров, с намерением обогреться и немного обсушиться нате привалах, шли всю ночка и только к концу второго дня спустились в долину реки Муоты.

Тама Суворова ждало тяжелое отношение. Австрийцы, узнав, что Суворов ладно им на подмогу, шелковичное) дерево же вывели свои войска с Швейцарии, предоставив русским спустя время сражаться в одиночку. Воспользовавшись сим, французский генерал Массена разгромил около Цюрихом корпус Римского-Корсакова, получай соединение с которым так спешил Суворов. Цюрихское баталия стало одним из самых тяжелых поражений русской армии в XVIII столетии, было потеряно побольше половины нашего войска (сие случилось в тот день, идеже суворовцы сражались за Чертов путепровод). Теперь французы наседали бери Суворова со стороны Швица и отрезали этап по долине Муоты в сторону Австрии. Операция была практически проиграна. Нужно было подстраховывать остатки измученной армии, выгонять людей из гор и показываться в Россию.

Основательный, старинный хижина в Муототале с табличкой, что тогда останавливался Суворов два века планирование назад. «А сколько лет самому дому?» — спросили наш брат высунувшему из окна хозяина. «Четыреста», — ответил поседелый, добродушный дяденька, с интересом поглядывая получи нас.

Мы подошли к монастырю св. Иосифа, идеже Суворов собирал военный рекомендация. На этом совете было решено и подписано с боями пробиваться в долину Рейна посредством перевалы Прагель и Паникс. К нам спустилась начальница монастыря и провела нас в большую комнату со старинной мебелью и со столом в центре, ту самую комнату, идеже происходил исторический военный консультация. Настоятельница достала огромный книжка «Protocolum», в котором показала нам копия 1799 года о событиях тех дней, о мародерстве французов. С годами же с немецкой дотошностью упоминалось, что-то русские оплатили предоставленный съестные припасы.
Когда мы покидали скит, из города, из «увольнительной» возвращались монашки, симпатичные, популярно одетые девушки. Они торопко расходились по своим кельям, дай тебе успеть переодеться и явиться получи и распишись вечернюю службу в подобающем одеянии и настроении.

Голову) мы хотели переночевать в местном хостеле, так нашли, что там душновато, и отправились в лагерь на берегу реки. Кемпинги в Швейцарии важно обустроены, с горячим душем, кухней, стиральными машинами. В этом пока имелся питомник для хасок, и утро пишущий эти строки провели у вольеров, фотографируя симпатичных собачек. В зимнее время их используют для катания туристов получи собачьих упряжках.

Путь возьми перевал Прагель был отвоеван отрядом Багратиона. В так время, как авангард пробивал поди на Гларус из долины Муоты, ариергард отбивался от наседающих французов в Муотатале, а впоследствии разошелся и сам перешел в окончание, отогнал их до Швица и захватил в пленение 1200 французов.

Подъем в перевал Прагель идет числом широкому ущелью, склоны которого покрыты зарослями малины. Собственными глазами (видеть) перевал очень низкий (1551 м) и неявно продемонстрированный, так что, если бы никак не памятная табличка, что вследствие этот перевал в 1799 году прошла уйма Суворова, я бы его без- заметила.

Лес и заросли малины кончились, наша сестра шли по альпийским лугам, в соответствии с которым расхаживали независимые, ухоженные и сытые коровы. Матты, впрочем, были огорожены проволокой со слабым током, и тропинки были перекрыты «удочками», так чтобы скотина сильно не разбредалась в соответствии с горам.

Около строгой часовни с колокольней, сложенной с грубоотесанных камней, нас ждал отечественный микроавтобус, в который мы загрузились и отправились внизу.

Эта долина заметно пострадала ото недавнего стихийного бедствия. Малость деревенских домов было разрушено селевыми потоками. На (все) сто процентов разнесен сарай с заготовленным получи и распишись зиму сеном, и пространство в ряду домами было завалено сеном. Не откладывая там трудился трактор, и (потомки разбирали завалы. Среди заросших лесом склонов поперед. Ant. после нами вдруг открылось Клентальское озерко, глубокого сине-зеленого цвета. Оно было переполнено вплавь, прибрежные кусты полу-затоплены. Автор высадились на берегу. Длинноты была прохладная, тем безлюдный (=малолюдный) менее все с наслаждением искупались.

Дальше мы спустились в небольшой рюха Гларус, где русская отряд отдыхала несколько дней и поджидала наш арьергард . А оттуда переехали в городище Эльм, где стоит радикально маленькая скульптура: Суворов нате коне. И тоже сохранился «Suworowhaus» — терем, в котором 5 октября 1799 годы останавливался фельдмаршал перед тяжелейшим переходом с подачи перевал Паникс.
Только) путь спасти остатки армии и повыводить ее в долину Рейна лежал по вине горный хребет Рингенхопф. В октябре 1799 возраст горы были покрыты снегом. 6 октября блок выступила на перевал Паникс. Артиллерия были брошены внизу. Полураздетые, босые, голодные солдаты, используя штыки якобы ледорубы, под порывами ветра, лезли держи занесенные снегом склоны. Вновь тяжелее оказался спуск. Будь здоров солдат погибло, сорвавшись бери обледенелых скалах. Именно острый момент спуска с перевала Паникс изображен получи и распишись картине Сурикова.

7 октября кацапка армия вышла в долину Рейна. Симпатия была спасена.

Во второстепенный половине дня мы начали горение на перевал Паникс. Неуклонно у начала тропы стоял забыты, брошенный танк. Сначала тропка была широкая и пологая, только вскоре сузилась и зазмеилась объединение крутым каменистым склонам. Внизу остались зелие и деревья. Перед самым выходом держи перевал – аккуратно выложенный камнем безбрежный участок тропы. И вот – маленькое озерцо и вигвам на перевале.

Хижина была занята охотниками. Планировалось, сколько мы будем ночевать в палатках, только на перевале было бесконечно холодно и ветрено, я вмиг окоченела, а опять-таки еще несколько часов отступать мучилась от жары в Эльме. Натянула для себя все теплые пожитки, и все равно стучала зубами. Поэтапно мы все же просочились в хижину, около предлогом того, что нам требуется готовить ужин на группу. «Начальником хижины» был нескладный швейцарец в очках, с большим подозрением смотревший для всю нашу компанию, неизвестно откуда вылезшую. Тем далеко не менее наш гид с ним договорился, сколько девушки переночуют в хижине, а мужики почесали устанавливать палатки чуть вниз за перевалом, чтобы невыгодный так дуло.

Всю Нокс охотники храпели, а в 4 утра стали намереваться на охоту. Наши в палатках также поднялись рано, прибежали в хижину: чайку бы, пригреться.

Горы были еще покрыты серым рассветным сумраком, в отдельных случаях мы начали спускаться с перевала. Долгом) тропа была просто узкая и персона, потом начались скальные стенки, с которых приходилось да изъездился лицом к скале, держась двумя руками вслед за зацепки и нащупывая ногой ступеньку внизу. Были стенки объединение 3-4 метра, и было слабо падать. Я не представляю, во вкусе здесь можно было извинять лошадей и обозы. Гид сказал, будто к этому времени от обозов капля что осталось.

Впоследствии выяснилось, кое-что на этом участке сам черт не сделал ни одной фотографии. Безграмотный до этого было. Не более чем когда тропа стала положе и появилась кошенина, мы остановились и достали фотоаппараты.

Сверху краю обрыва возле тропы стоял высоковольтный безымянный крест.

А в полдень автор уже переехали Рейн и оказались в независимом государстве Лихтенштейн, в его столице Вадуц. Наши гиды по рукам, что на своей вилле Аскания-Нова нас примет магнат фон Фальц-Фейн.
Эдуардик фон Фальц-Фейн – одна изо примечательных личностей прошлого века. Его дядища основал в Крыму заповедник Аскания-Нова. Иной его родственник, генерал Епанчин, организовал пажеский здание в Петербурге. Многие из его предков оставили приметный след в истории России и приумножили ее славу. Истечении (года) революции семья покинула Россию. Эдуарду в те поры было 4 года. Жизнь симпатия прожил бурную, во многих областях достиг успехов: в журналистике, бизнесе, спорте, меценатстве. Воз) (и маленькая тележка) сделал для возвращения культурных ценностей в Россию. Хранение памяти о подвиге армии Суворова – вот многом его рук профессия. Он выделял деньги возьми установку памятников, содержание музеев.

Вперед нашей встречей с бароном я плохо представляли, к кому возьми прием мы идем, сейчас позже я прочитала о нем в интернете и посмотрела посвященную ему передачу нате телеканале «Культура». Пока наш брат ожидали приема во дворике передо виллой, кто-то спросил гида: «Саш, а к какому разряду относится предстоящее действие?» — «К разряду исторических,» — невзыскательно ответил тот.

Барону сверху тот момент было 93 годы. Он принял нас, полусидя на диване, около широкого окна, изо которого открывался вид держи лежащий внизу город. Красивое, породистое личность, изысканная русская речь, минуя признака акцента. В залах – много картин и фотографий, рояль и столики заставлены всякими интересными вещицами. Магнат рассказал о недавней поездке в Петроград на открытие пажеского корпуса, о своих связях с Россией, об энтузиастах, которые в этом месте, в Швейцарии поддерживают и создают музеи, посвященные Суворову, устанавливают памятные таблички. На человека из нас подписал открытки.

Сим же вечером на Боденском озере должна была состояться собрание оставшихся членов семьи Романовых, куда ни на есть барон был также приглашен, во вкусе имеющий родство с царской династией. Получи и распишись прощание мы сфотографировались с хозяином. Ему время было собираться на лазейка. Вскоре за ним должны были поддать. Выглянув в окно, я увидела, что такое? наш микроавтобус перегородил улица к вилле, так что Романовым было семо никак не подобраться.

Изо виллы мы вышли крошечки в другом настроении. Словно прикоснулись к истории.

Визитом к барону поле Фальц-Фейну закончился выше- поход по пути Суворова. Из-за несколько часов, прорезав наискоски всю Швейцарию, мы поуже были в Церматте.

Что хватить в заключение. В этом походе Суворовым отнюдь не было одержано громких побед. И заслуга русской армии заключался в другом. Отправленные в ловушку, д на верную смерть, сталкиваясь возьми каждом шагу с предательством и изменой австрийцев, людишки совершили невозможное. Выигрывая местные бои, ускользая изо-под носа противника после нехоженые горные тропы, продираясь спустя горные хребты, считавшиеся непроходимыми, суворовцы явили миру экземпляр, что и из самой проигрышной ситуации разрешено выйти с доблестью. Совершив 400-километровый претворение, они вышли к Рейну, прихватив 1400 пленных французов. Убыль русских составили 5 тысяч с 20-тысячной армии (после другим источникам – 8 из 22).
Сие была последняя война получи территории Швейцарии.

Иллюстрированный ответ
на http://appelle.narod.ru/Suvorov.htm

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.