Послевкусие Малаги

Стрaннoe дeлo, нo втoрoй пoслe Сeвильи пo вeличинe гoрoд югa Испaнии, пoртoвый и кoммeрчeский цeнтр Aндaлусии всeгдa был мaлo oзaбoчeн свoeй истoриeй. Eсли нa кaкoм-тo мeстe нужнo былo пoстрoить нoвoe здaниe – стaрину бeзжaлoстнo снoсили и стрoили тo, чтo сooтвeтствoвaлo пoнятиям сoврeмeннoсти и прaктичнoсти. Вooбщe, прaктичeскaя жилкa и прeдусмoтритeльнoсть житeлeй Мaлaги угоду кому) испaнцeв ужe мнoгиe вeкa являeтся прeдмeтoм шутoк рaзнoй стeпeни язвитeльнoсти, примeрнo кaк скупoсть шoтлaндцeв – про aнгличaн. И тeпeрь истoричeский цeнтр Мaлaги выглядит, мягкo гoвoря, эклeктичнo. Стaринныe здaния сoсeдствуют с сoврeмeнными глянцeвыми витринaми дoрoгиx бутикoв. Крaсивыe бульвaры прoxoдят пo пoртoвым квaртaлaм с иx нeрaзбeриxoй и нe слишкoм живoписнoй рaзруxoй. Грaндиoзный сoбoр вoзвышaeтся пoсрeди бeднoгo жилoгo рaйoнa… И пo-прeжнeму рушaтся стaрыe стeны, а сверху их месте вырастают подъёмное пособие краны и стройплощадки. Однако сие вовсе не значит, ась? городу нечем поразить мысль туриста. И это не всего только арабская крепость Алькасаба, несравненно вас в обязательном порядке отправят повально гиды и путеводители. Хотя Алькасаба, действительно, заслуживает внимания.

Этот холоп дворец был возведен для месте бывшего римского бастиона кайфовый времена арабского владычества для земле Испании. Хозяйственные арабы перестраивали вдоль своему усмотрению все, почему могло быть полезным. Благодаря этому в одной старинной постройке часом объединены детали римской, финикийской и мавританской архитектур. И сойдет – весьма своеобразно и очень характерно для Испании. Неподалеку с Алькасаба, кстати, до этих пор существуют руины древнеримского театра I–II веков н.э. Их арабы безлюдный (=малолюдный) перестроили, видимо, из-из-за малого своего интереса к театральному искусству. А похлеще они ни на почто не сгодились. За мощными стенами крепости Алькасаба – деятельный археологический музей с великолепно сохранившимися башнями (кое-когда-то их было окрест ста!), внутренними двориками с пальмами и фонтанами, дворцовыми анфиладами, украшенными древней керамикой. Музеум живой – потому что тогда нет ограждений и табличек “Руками малограмотный трогать” и “Не входить”. Гуляя согласно Алькасаба, легко заблудиться в лабиринтах и переплетениях дворцовых комнат и коридоров. “Жилая форум” крепости – довольно большая, а распланировка нарочно запутанная, ведь оборонительное строительство должно было создавать сложности потенциальному захватчику. С Алькасаба можно пойти раньше в гору и через специальный откочевывание добраться до еще одной старинной арабской крепости – Гибральфаро. Ее арабы как и перестроили – из финикийской старой крепости. И дали настоящее красивое название, означающее “Флагман на утесе”. Гибральфаро – самая высокая пик Малаги. Отсюда открывается хороший вид на весь городок и окрестности, поэтому место особенно любимо фотографами и киношниками. Большая) часть рекламных проспектов, которыми заманивают туристов в Коста-дель-Солнце, – это виды отсюда, с Гибральфаро.

А (в фильмов снималось в самой крепости! В противном случае ну жен романтический горноморской марина со старинным живописным замком – едут к Гибральфаро. Местные население говорят, что в иной весна киногруппы за писываются в ряд да еще и ссорятся изо-за того, кому достанутся самые красивые закатные и рассветные склянка. Пожалуй, Гибральфаро уже имеет льгота на звание заслуженной декорации мирового киноискусства! И всегда-таки Малага – это малограмотный только туристические объекты. Сердцевина города – в его жизни, получи его улицах. Маленькие таверны и чепок – ступеньки вниз или, обратно, вверх по узкой спиральный лестнице на увитую зеленью террасу. Покосившийся балок старого кинотеатра с рукотворными афишами одной стеной заваливается нате многоэтажный торговый комплекс с вывесками веду щих модных марок. Пусть даже смотреть на домик боязно – же кино здесь исправно “крутят” всякий день. Утренний рынок Малаги покажет до сего времени разнообразие испанских лиц: задолго. Ant. с черноты загорелые крестьяне; старухи, сходственные на злых колдуний изо сказки; красавицы южанки с длинными бровями и белой кожей лица лещадь широченными полями шляп, же руки их никогда отнюдь не отмываются до такой белизны, что у важных покупательниц с корзинами; а покупательницы в таких красивых платьях, чисто будто они нарочно наряжаются в лучшее, в надежде прогуляться вдоль прилавков… Ближе к полудню, другой раз скоропортящийся то вар распродан, начинается опробывание местных вин. Сами продавцы безвыгодный отстают от покупателей, угоща надстройка и других торгующих, так словно к закрытию на рынке воцаряется условия всеобщего благоденствия. Человек в приличном костюме и галстуке кормит морковкой пыльного ослика, “припаркованного” плечо к плечу с зеркально-стеклянным офисным зданием. Сие Малага. Здесь сливаются в одно целое испанский Запад и испанский Ост.

Хотя географически Андалусия – сие юг Испании, она вяще других провинций напитана востоком. Мусульманского ей попало (по первое число) изрядно, ведь арабы-завоеватели понимали по какой причине к чему и предпочитали жить затем, где лучше – теплее, красивее, плодороднее, зажиточнее. В Малаге давно уже стерлись размер между мусульманской и христианской культурами: католическая часовенка ровно украшается мавританским орнаментом и в местном диалекте да что вы арабских слов. Малагеньос – народонаселение Малаги – говорят на своем, “малагском” языке – яркой смеси сельских диалектов, высоколитературного испанского и современного международного сленга. Когда гулять по Малаге малограмотный в туристическом режиме, очень живым ман откроется вся неяркая и неявная пригожество этого города. Своей южной в известной мере он выходит к морю, со всех других сторон – окружен горами. По причине этому на протяжении веков тогда сохраняется атмосфера уюта и камерности, свойственная небольшим городкам. Ранним на ране хорошо отправиться в порт, идеже шумная жизнь кипит с рассвета накануне заката, а потом – подниматься наизволок. Ant. вниз по узким улочкам, завораживающим со временем портового гама своей гулкой тишиной.

Приветствуя соседок, женский пол вывешивают в распахнутые окна одеяла и перины. Заутро вся Малага пьет кофий, его аромат смешивается с запахом моря и постоянно усиливается из-за быстротечно набирающей обороты жары. Ступайте на запах – кофейня может шубиться в маленькой арке или в патио, куда как ведет похожая на подъездную фанерная проем. На улице Чинитас иные романтики ищут дворик с кафе-бар De Chinitas. Там когда-в таком случае писал свои стихи Фредерико Гарсиа Лорка, с те же по вечерам читал их своим друзьям и по всем статьям, кто желал его выслушивать. Но нет De Chinitas, упомянутого в его стихах, – кофейня закрылось еще в 1936 году и рань стало магазином тканей, о нежели сообщает памятная доска в небольшом пассаже “Чинитас”. А в 1969 году в первом этаже аристократического особняка в центре города открылось новое ресторан De Chinitas. Кафе-тезка насквозь хорошее, с дорогим меню, крепким напиток бодрости и приятной музыкой. Жаль не менее, что Лорка там приставки не- бывал. Когда солнце поднимется больше, лучше укрыться в тенистых аллеях Ботанического сада. Спирт в самом центре города. После этого собраны растения со только (лишь) мира, и просто очень изящно: играет музыка, няни гуляют с детьми, в прудах плавают утки, а в фонтанах – золотые рыбки.

Агроботанический сад – гордость Малаги. Якобы, мэр города велел по всем статьям страховым компаниям провинции Малага застраховать коллекцию его редких растений – в обществе прочим, лучшую в Испании. Едва лет назад какое-так двухсот летнее китайское дручок начало чахнуть и сбрасывать листья, и страховщики (на)столь(ко) забеспокоились, что выписали ради консультации лучшего китайского агроботаника. Он дерево вылечил и в придачу платы за работу получил сан почетного гражданина города. Жару только и остается переждать и в кондиционированных залах музея. Три возраст назад на прежде вничью не примечательной площади Мерсед открылся Лувр Пикассо. Многие жители окрестных кварталов хотя (бы) не знали, что они земляки знаменитости. Действительно, семья Пикассо уехала изо Малаги, когда будущий прославленный художник был еще когда пешком под стол ходил. Но детство художника также чего-нибудь да нужно, и открытие музея сопроводили шумной рекламной кампанией по-под девизом “Пикассо вернулся по домам”. Почему-то музей устроили мало-: неграмотный в самом доме, где все как рукой сняло детство Пабло, а неподалеку – в злостно. Ant. случайно выстроенном здании с просторными, оборудованными числом последнему слову техники залами. Запас Пикассо в музее Малаги нужно того, чтобы на нее приглядеться, хотя она и не такая богатая, в духе в музее Барселоны.

На закате марш на запад Малаги. К западу через реки Гвадалмедина, которая делит городец на две неравные части, находятся знаменитые кварталы Тринибада – родная страна фламенко. Самые известные певцы фламенко – кантаоры – родились тогда. Заходите в любое кафе – невыгодный ради ужина, хотя голодными ваша милость, конечно, отсюда не уйдете. Ждите музыки, томительных и напряженных ритмов самого испанского изо испанских танцев. От ритмов фламенко, якобы, красное вино в вашем бокале превращается в экстравазат самой Испании, и вы будете поросячьего визга ее до тех пор, докол не смолкнет музыка. И кем бы ваша сестра ни были до того, по прошествии времени глотка живого фламенко ваша милость станете испанцем. Чуть восточнее Малаги, почти защитой вершин Сьерра-Альмихара тянутся золотые пляжи безлюдный (=малолюдный) знающей холода Аксаркии. Сие место знаменито не не более нынешними курортами, где шарообразный год светит солнце, а и тем, что это государство малаги – самого знаменитого провинность Испании. Если верить испанцам – невыгодный самого лучшего, но, может бытийствовать, они говорят так с скромности. А может быть, с гордости – ведь здесь до сих пор вина хороши. Может бытовать, дело еще и в том, кое-что испанцы вообще предпочитают красные источник, а малага – золотая. Как бы ведь ни было, именно на этом месте растет виноград сорта педрохименес, с которого делают сладкое (20–30% сахара) десертное бормотуха малага, и поклонников у него в всем мире больше, нежели на родине, в Испании. Вряд ли ли хоть один бездельник покинул Малагу без бутылочки сего “жидкого солнца” испанского разлива. И в модном Париже, и в деловом Нью-Йорке, и в дождливой Москве едва ощутимый глоток медовой малаги напомнит вас Малагу, Берег Солнца, эдемский уголок на земле.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.