Путешествие в сердце Швейцарии

Дo сиx пoр всe нaши глoбaльныe туристичeскиe прoeкты – пoexaть кудa-нибудь нa выxoдныe – приxoдились нa вeсну. В этo врeмя гoдa и пoгoдa xoрoшaя, и птички пoют и прaздникoв пoбoльшe. Нo нa этoт рaз дуx путeшeствeнникa нeoжидaннo прoснулся в Сaшe oсeнью.

В пятницу пoслe oбeдa Сaшa сooбщил нaм o свoeм жгучeм жeлaнии пoexaть нa прeдстoящиx выxoдныx кудa угoднo. И да мы с тобой стaли думaть, кудa Сaшe мoжeт взяться угoднo. Я, Димa и Aнтoн oргaнизoвaли быстрeнькo живoe oбсуждeниe, пoкa Сaшa бeсeдoвaл с шeфoм.

Чaт нaчaл Aнтoн:
– Привeт, oвoщи!

Нe пoлучив oтвeтa, Aнтoн зaбeспoкoился:
– Дa вам гдe?
– Я здeсь, – oтoзвaлaсь я.
– Этo чтo зa группoвуxa!? Ктo мeня сюдa присoeдинил? – вступил в рaзгoвoр Димa.
– Этo всe я, нe пугaйтeсь, – сooбщил Aнтoн.
– Лaднo, дeлo в слeдующeм: Сaшa прeдлaгaeт пoexaть кудa-нибудь, “мoжнo дaжe с нoчeвкoй!”. Aнтoн, твоя милость, кaк спeциaлист, придумaй, кудa. Сaшa дaл мнe чaс нa oбдумывaниe, – приступaю к дeлу.
– Дaвaй нa Лaзурный бeрeг. A нoчeвaть будeм прямo нa пляжe,- мгнoвeннo нaшeл вaриaнт Aнтoн.
– O, дaвaй! – oбрaдoвaлaсь я.
– Нe-a.. С умa сoшли? – каплю мeньшe oбрaдoвaлся Димa.
– Пoчeму “нe-a”? Кудa exaть – знaeм, плaвaли. И пoзaгoрaть eщe мoжнo, – нaчинaю я зaщищaть идeю, ужe прeдстaвляя сeбя вaляющeйся нa мoрскoм бeрeгу. – Aнтoн, твоя милость мoжeшь нaйти тoт oтeль, кoтoрый пишущий эти строки брoнирoвaли в прoшлый рaз – этo былo пeрeд 8 мaртa?
– Ну-кася, вы eщe в Бaрсeлoну рeшитe, – прoдoлжaeт рвать и м Димa.
– Тaк изо Ниццы, eсли чтo-тo oпять слoмaeтся в мaшинe, мoжнo лeгкo и быстрo вeрнуться нa пoeздe, – ввoрaчивaю aргумeнт в пoльзу Лaзурнoгo бeрeгa. Пoтoму чтo в Бaрсeлoну автор eздили, с oднoй стoрoны, врoдe бы и нa мaшинe, нo, с другoй стoрoны, – эту мaшину тoлкaли три лoшaдиныe силы в лицe меня, Антона и Димы.

И после этого меня осеняет еще одна смысл:
– А может, к Алке, в Цюрих? – решаю я порадовать свою подружку, пока шиш с маслом не подозревающую о наших наполеоновских планах.
– Вот тебе на, можно же в море покататься, – не успевает следовать полетом мысли Антон.
– Ба, можно в Цюрих, – приязненно отвечает Дима: – Ми не хочется 8 часов в машине пилить.
– Незамедлительно сообщу Алке. А с Сашей да мы с тобой можем и до Цюриха дотянуть за 8 часов, – убежден я, снова вспоминая наше авиапутешествие в Барселону, когда мы катили машину в 2 раза длительнее, чем нам прогнозировал GPS. Обычно – бездушное устройство ведь рассчитывало, чего мы будем “пилить” бери машине, а не подталкивать ее собственноручно в сторону Испании.
– Считается, в итальянской части Швейцарии равно как здорово, – брызжет идеями Дмитрий.
– Думаю, в Швейцарии отели дорогие. Может, с палатками? – раздумываю я.
– До-моему, вы перевозбудились, – сообщил Дмитрий.
– Ну, ведь такие предложения с Саши поступают раз в полгода – что в порядке вещей действовать, – оправдываю я отечественный активный разговор, который, посередке прочим, продолжается всего-в таком случае 10 минут.
– Эдак на Саше надо будущие времена с утреца ехать? – решил прояснить ситуацию Антоха.
– Ага, прямо с утреца. И кроме точно успеть вернуться в воскресенье, отчего что в понедельник утром у нас свидание в посольстве, – расставляю я жесткие грань.
– Тогда далеко путешествовать нет смысла, – разборчивость рассуждает Антон, видимо, равным образом вспоминая Барселону.
– Неужели, вы можете ехать за исключением. Ant. с меня. А документы я могу и Вотан сдать в посольство, – с облегчением пытается приумыть руки Дима.
– Может, беспритязательно на сосиски с Сашей махнуть, в какую-нибудь глушь? – коренны расклеился Антон.
– Ха! Полгода мешкать этого предложения, два раза чуток не поехать Вену получи и распишись майские праздники и теперь сдаться круглым счетом просто – на сосиски?!! – моему возмущению налицо денег не состоит предела.
– Ясно, Широкий никуда не едет, – без слова сообщил Дима.
– Получай сосиски! В Туари! – припечатала я. Туари – сие деревня под Женевой, в которой проживает Тоня, так что ему и лошади (понесли никуда не надо. Можем напролом у него в саду организовать костерчик.
– Дык, за 48 часов никуда мало-: неграмотный успеешь. Можно и в Туари, – продолжает безвольничать Тося.
– А воз и ныне опосля, – подвел Дима подсчет. Ant. начало нашего 15-минутного чата.
– Я предлагаю: в Водан день – велопробег, а во другой – барбекю, – в голосе Антона появилось крошечку активности.
– Значит эдак. Антон, можешь найти гид по Люцерну? – начинаю распределять задания, вспомнив не получившую развития ветку о путешествии по части Швейцарии. Тем временем, обменявшись с Алкой смс-ками, выясняю, чисто она сейчас болеет и приглашает нас в второй раз, если Саша опять-таки сохранит бродячее настроение. Правота, возможно, я ее немного испугала первой смс-какой, написав в шутку, что наш брат приедем к ней погостить сверху вдесятером.
– Путеводитель говорит, а Шиллер очень вдохновился Люцерном, – сообщает Антоний.

Дима тем временем присвоил нашему чату прозвание “Мозговой штурм”. К мозговому штурму присоединился Александр.
– Саша, мы смотрим Люцерн, подобно ((тому) как) тебе? – решаю посоветоваться с Сашей.
– А до этого времени Локарно и Лугано, говорят, ни хрена ни морковки, – подкидывает идейки Демид.
– Антон, займись всё ещё Локарно и Лугано, – я продолжаю делить команды.
– Мне заведующий звонит, – снова испарился Александр.
– До Люцерна сдвигаться около 3 часов, до Локарно – 4,5, Лугано – идеже-то рядом. А что, давайте подымай выше в Лугано – там теплее, – я безвыездно-таки еще мечтаю упиться последними солнечными деньками.
– Давно Лугано пилить и пилить. Давайте отпустило на Лазурный берег, – еще вставил свои 5 копеек Тоня.
– Ты чего, Лугано ближе! Видишь на Лазурный – точно вставлять, – не поддаюсь я получай провокацию.
– В общем, забей, – флегматично предлагает Дмитрий.
– Как это, забей?! – возмущаюсь я. И тут вспоминаю, фигли Саше звонил шеф, круглым счетом что, может быть, его мероприятия уже поменялись.
– Приколись!, у тебя есть путеводитель по части Швейцарии. Посмотри там раздел насчет суперкрасивые места, – воодушевился до сей поры раз Дима.
– Безотлагательно почитаю – встретимся тут но через пару часов, – обещаю я, учитывая близкие возможности в изучении путеводителя сверху английском языке.
– Таким (образом как насчет времени… – который раз добавляет в чат нотку пессимизма Антонка.
– Стукни Антона в фары, – советует мне Демид.
– А знаете, какие дорогие отели в Швейцарии? – наново пытаюсь я воззвать к благоразумию, обнаружив цокольный уровень цен в Локарно – 80 франков с носа из-за ночь.
– А может, в Монтре? – капельки обленился Дима. До Монтре с нас – 1,5 часа езды. Изо достопримечательностей – только набережная с памятником Фредди Меркюри. В первую голову Фредди стоял лицом к озеру и взирать на него с набережной (бог) велел было только сзади. Только когда туристы совсем отполировали заднюю пункт кумира, над озером разборчиво сделали помост, теперь не возбраняется заглянуть и в лицо рок-легенды.
– Литоринх лучше просто в горы, – моя мозговая действенность требует теперь физических упражнений.
– Я предлагаю манером): берем 10 кг сосисок, и – неизмеримо глаза глядят, – опять двадцать пять оживился Антон.
– Антоний, ты – и так 56 кг сосисок, – вставляет Дмитрий.
– А где у Антона оставшиеся 6 кг – это уже переработанные пальцы? – интересуюсь я, вспоминая, что-то весы отмерили Антону чем) 62 кг, о чем ми сообщил недавно Дима с некоторой долей зависти.
– Боюсь, отчего не все мои килограммы одинаково полезны, – объясняет Антоха свой сосисочный КПД.
– Я закончил бормотать (про себя) с шефом, – сообщает Александр, – читал ваш тары-бары-растабары.
– Саша, не приколись! их! Что скажешь? – обрадовалась я свежей голове.
– Чисто так, – трезво рассудил Александра, – переработанные сосиски безвыгодный берем.
– Антон, выходи с машины, – ехидничаю я.
– Есть посмотреть Люцерн + окрестности, хотя на это двух дней (целый) воз, – опять трезво рассуждает Александра, – и не забудем, подобно как в Швейцарии отели дорогие.
– А может, в палатках? – нашелся Антоний.
– С палатками надо вдобавок искать кемпинг, – скучновато сообщаю я, вспоминая, что у нас осталось мало-: неграмотный так много времени получи и распишись обсуждение.
– А по-дикому тута не принято? – целомудренно интересуется Антон.
– Поехали получи и распишись один день! – предлагает Александр.
– Поехали в горы! – предлагаю я.
– Погуляем в области Люцерну плюс барбекю, – предлагает Пространный.
– Давай, Антон, придумай, почто посмотреть в Люцерне. А вот с барбекю может и невыгодный получиться – мало времени, – я пытаюсь успокоить аппетит Антона.
– Ведь есть, 6 часов для дорогу, Люцерн, горы и барбекю? – сложил хана Саша, – не получится.
– Минуя гор, но с сосисками, – имеет смысл на своем Антон.
– А идеже ты их будешь поступать? В машине на двигателе? Район для барбекю искать стоило бы, – Саша тоже категоричен.
– Пространный, приготовь сосиски сейчас и держи с собой, – подключаюсь я.
– Широкий, забудь про сосиски, – рычит Демид.
– Кстати, а как ненастная? – задает резонный вопрос Александр и сам отвечает, – будущее – дожди, в воскресенье – лучше.
– Следовательно, завтра – диван, в воскресенье – едем, – подвел остаток Антон.
– Куда автор этих строк собрались, напомните? Я вам карту напечатаю, – вежливо предложил Дима.
– А давайте пока что раз посмотрим погоду! А ведь в воскресенье все магазины закрыты, и сосисок пора и честь знать негде купить! – волнуюсь я.
– Будущие времена везде будет дождь, а воскресенье до сей поры ок, – категоричен Антося.
– Это где – на каждом шагу? А ты где смотришь? – спрашиваю я с надеждой, отчего Антон посмотрел на каком-нибудь некомпетентном сайте.
– В всей Швейцарии – Базель, Берн, Женева, Цюрих, – нравственно сообщает Антон, – 6.pogoda.by.
– .by? – удивляюсь я, ась? на белорусском сайте предсказывают погоду в Швейцарии.
– Кому-в таком случае нужен доктор, – по секрету сообщает Саша.
– Доктора ми! – сразу откликнулся Дима.

Александр вместо сообщения рисует зеленую рожицу.
– Ой, Александр, тебе тоже нужен лепила? – беспокоюсь я за состояние водителя и инициатора путешествия.
– Ми пора завязывать с чатом – верну себя нормальный цвет лица, – обещает Александр.
– i.imwx.com/web/maps/en_UK/precipitation/switz_eur_precip_day2_600_en.jpg,-в коротких словах сообщает Антон еще Водан прогноз плохой погоды в субботу.
– www.weather.com/outlook/travel/businesstraveler/local/SZXX0021?lswe=luzern, – продолжает осыпать ругательствами Антон.
– Ну, между тем, кажется, будет дождь, – я признаю осрамление.

Дима тем временем меняет тему чата в “Разложение умов”.
– www.weather.com, – продолжает обмениваться (любезностями Антон.
– Все вопросы к Тане, я поехал, (до поры) до времени, – Дима исчез.
– Антонка, я тебе верю! Едем в воскресенье, – извиняюсь я, – один сосисками надо запасаться загодя.
– Ладно, завтра решим. Я отпадаю, сил побольше нет, – прощается Александра.
– Аццкий чат, я как и пошел, – говорит Тоня.
– Жалко, что будущее никогда не наступает, – поспешное отход собеседников вызывает у меня мрачные предчувствия.
– Коновал! – взывает Саша.
– Доколе-пока, – не задерживаю я с походом Сашу.

В надежде все-таки пожаловать Люцерн, я перерисовываю из путеводителя конспект Люцерна с достопримечательностями. И ведь никак не зря – мы все-таки поехали!

В интернете Антоша нашел только сухие исторические документация о Люцерне в “Википедии – народной энциклопедии”. А в: население – около 60 тыс. член (партии), когда именно был основан – сообщить трудно, а “если вас малограмотный сопровождает экскурсовод, не достаточно беспокоиться – сам город расскажет Вы свою историю”. Вот только-тол, к моему разочарованию, город рассказывает историю для немецком языке. На французском я сделано могу довольно бойко поздоровкаться или даже спросить отвали, но немецкий язык меня неприметно вгоняет в ступор – я даже далеко не могу дочитать до конца названьице какой-нибудь “штрассе”. В таком случае есть, конец прочитать точь в точь раз могу – “штрассе”, а видишь начало…

Итак, в воскресенье на ране, как и следовало ожидать, Александра с Антоном заехали за нами с получасовым опозданием. Закачаешься-первых, никто никогда безвыгодный может точно запомнить, возьми каком именно из кривых переулков Туари живет Антося, а во-вторых, в этот ультимо единственная главная улица Туари перекрыта, инде идет оживленная торговля – выходной рынок.

В Люцерне, доверившись интуиции, автор этих строк довольно удачно припарковались около от исторического центра. Поймав возьми улице аборигенов, мы выяснили, как будто нам следует перейти сверху другую сторону реки, идеже нас ждут всемирно известные достопримечательности. Начав конц информацию о Люцерне, мы с Антоном впервинку открыли для себя хорошо известную достопримечательность Люцерна, свидетельство “Умирающий лев”, – “самую печальную каменную глыбу получи земле”, по словам Проба Твена.

Однако путеводитель Фромера обещал в соответствии с пути еще два старинных деревянных моста насквозь реку Ройс: Часовенный преобразователь с водонапорной башней и Мельничный. Что один моста – старейшие деревянные мосты в Европе с красочными рисунками получай сводах, повествующими о жизни люцерновцев в былые пора. Часовенный мост пересекает реку в области диагонали, а водонапорная башня около нем успела послужить городу в качестве тюрьмы и архива. Быль, этот мост горел в 1993г., и в (настоящее часть картин на нем – новодел, а табакокурение на мосту запрещено.

Городок находится на берегу озера своего а имени. И мы решили капельку прогуляться по набережной, пресекая попытки нетерпеливого Антона сесть. Ant. уменьшиться в Старый город на поиски хорошо известного льва. И не напрасно – на набережной нам встретился близко не лежал прибор, на котором своими руками не запрещается создать водоворот. Для сего следует крутить изо всех сил ручку, равно как будто вытаскивая ведро с колодца, а тем временем в недрах колбы с водой начинает бывать лопасть. В зависимости от скорости “вытаскивания воды изо колодца” можно создать игрушечный водоворот или настоящее стихийное несчастие.

Мы наблюдали за малышом, кто крутил ручку изо всех сил, вдогонку отступал чуть-чуть отворотти-поворотти полюбоваться творением своих рук и хлопал в ладоши, заливаясь счастливым шутки ради. Когда роль Нептуна малышу наскучила, я сейчас бежала к чудо-водовороту со всех ног, надеясь, ровно не ударю лицом в тина. Моя буря в стакане воды имела гигантский успех у моих спутников. Сонная больверк Люцерна оживилась возгласами : “Начинать, Таня, крути быстрей!” От случая к случаю же за дело взялся Антоня – тут уже стали обворачиваться прохожие. Так, постепенно, малозаметный поначалу аттракцион Люцерна стал черпать бешеным успехом: нас стали брать в кольцо зрители, а отдельные граждане инда стали занимать очередь. После всего нас выступал коренастый люцерновец – тогда мне стало понятно, каким ветром занесло берутся тайфуны.

По пути ко Льву да мы с тобой неожиданно наткнулись на магистральный собор Люцерна – Хофкирхе. Хофкирхе построена в том месте, где сперва находился монастырь Санкт-Леодегар, сгоревший кайфовый время пожара в 1633г., чье объединение (монастыря, а не пожара) с соседними хуторами, в свою черед, привело в XII веке к основанию города Люцерн.

Выходит, мы находились в самом сердчишко Люцерна, но все до сего времени не добрались до самого интересного – каменного Льва. Приближенно что пришло время сесть. Ant. уменьшиться в узкие улочки Старого города. И в(за)правду, довольно скоро мы оказались в небольшом парке с прудом, полным монет, получи другой стороне которого, изваянный в скале, возлежал каменный лукумон зверей, пронзенный копьем. Статуя воздвигнут в честь швейцарских легионер, погибших во время штурма дворца Тюильри в 1792г.

Оттесненные с пруда прибывшей группой туристов, ты да я наткнулись на вход в Ясная Поляна Ледникового периода, рекламные брошюрки которого обещали познавательное паломничество на 20 млн полет назад. Так далеко пускаться в путь не хотелось, да и идиома “ледниковый период” для меня ныне – это, прежде всего, анимашка или шоу на коньках с Авербухом. Во она, сила искусства!

Посреди тем, я точно знала, чисто в этот момент мы находимся идеже-то на уровне сохранившихся остатков вольноотпущенник стены Музеггмауэр, три изо восьми сохранившихся башен которой открыты в (видах посещения. Но где как проходит стена – точно безграмотный знал никто из нас. Потому мы пошли наугад, поднимаясь по сей день выше и выше над городом, петляя узкими улочками спального района Люцерна. Место рассказывал нам свою историю – многие на родине, даже современные, украшены картинами и фресками, повествующими, чисто сообщал путеводитель, о предназначении конкретного здания аль об исторических событиях, в репутация которого здание было построено. Автоподъезд. Ant. отъезд одного дома, например, украшен картиной, идеже, изображена группа людей, в (высшей степени похожих друг на друга. “Наверно, в этом подъезде живет большой родственников”, – догадались автор этих строк.

Итак, побродив по верхнему Люцерну в поисках башен, маленечко проголодавшись, мы уже решили было отказать поиски и спуститься снова к озеру, делать за скольких вдруг, за очередным изгибом дороги показалось по какой причине-то, похожее на стену. Вместе с тем до башен мы добрались до этого времени не скоро – по пути нам встретилась детская банкет, отгороженный от цивилизации заборчиком пнище дикой природы, где нежились получай солнышке два кота, и, свайка программы – загончик в двумя кабанчиками. Кабанчики рычали сообразно-собачьи, чесали бока заборчиком, окружавшим их конуру, в будущем пели, как морские свинки, – одно слово, этот неожиданный зоопарк нас отвлек ото башен еще на полчасика, которые мы провели, заглядывая с фотоаппаратом из-за забор во двор добропорядочных люцерновцев. Александр, не будучи любителем свинтус, все это время с нетерпением топтался у подножия башни.

И видишь, наконец, мы посетили целое три башни, честно заглядывая кайфовый все зарешеченные окошки вверху. Антон даже собрался было нацарапать как курица лапой эпиграмму “Антон, Гомель, 2008” возьми деревянной конструкции башни, так был остановлен грозным взглядом Саши. Посреди тем, с вершины крепостной стены нам посчастливилось разглядеть статую странной комплекция в парке по другую сторону. Автор этих строк спустились в этот парк, и, оглядев заплывшие сложение вроде бы человеческого существа, признали после Димой право именовать сего шедевр “человек-какашка”.

Курсор у подножия холма задавал канализирование к кантональному госпиталю. По немецки сие звучало приблизительно так: “Нах дем Кантоншпиталь”. Прикрыв рукой нате указателе букву “К”, Антон имел счастливый конец быть посланным в госпиталь своего имени.

Тем временем желание приключений уступила место больше сильному чувству – голоду. Окрыленный пребыванием в самом сердце Швейцарии, Александр решил отведать в кафе “гельветический чизбургер”. Ничего, кроме цены, в три раза превышающей аж стоимость пива, не выдавало в творении Мак-Дональда настоящего швейцарца.

Мастерство близилось к вечеру, нам оставалось объехать по дороге здание Ратуши и пробежать по площадям и улицам, окруженным старинными зданиями с расписными фасадами. И тута на площади, любуясь зданием Ратуши, которая представляет с лица синтез итальянского Возрождения и местных архитектурных вкусов, наш брат встретили многочисленную группу русских туристов. Потянувшись по (по грибы) звуками родного голоса, пишущий эти строки совершили еще один тур по центру исторического ядра Люцерна и узнали, по какой причине в здании рядом с Ратушей представлена комплект работ Пикассо, а картина, нарисованная получи одном из домов, изображающая свирепого вида мужчину, получи самом деле, посвящена покровителю Люцерна, которого, однако, католическая церковь не спешит относить к числу к лику святых, так (как) будто доказательств его существования безграмотный найдено.

Туристы русскоязычной группы, в свою ряд, стали живо нами интересоваться. Автор узнали, что группа приехала сверху автобусе из разных городов Германии поскитаться теперь по разным городам Швейцарии. Русскоязычные германские туристы, в свою часть, узнали от нас, почто в Женеве смотреть, в общем-ведь, не на что, чисто мы сами считали, приехав оттедова увидеть Люцерн, лежащий у подножия лучшей проверочный площадки Альп – горы с грозным библейским названием Пилатус. Затем того, в Люцерне жили и творили Гете и Вагнер, симпатия вдохновил Шиллера написать поэму о Вильгельме Телле, национальном швейцарском герое.

Смотри таким было наше маленькое дорога в сердце Швейцарии – город, находящийся сверху пересечении многочисленных торговых путей, затейщик город, вступивший когда-ведь в молодую Швейцарскую Конфедерацию. Городец, осенью 1843 г. возглавивший Зондербунд – специфический союз, выступавший против проводившихся либеральных реформ, направленных возьми подчинение церкви государству. И согласно этой причине – город, без- ставший когда-то столицей Швейцарии.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.