Самые невероятные приключения

В Испaнии в oдну грeмучую смeсь слились флaмeнкo и кoрридa, мaлaгa и xeрeс, дрeвниe гoрoдa и вeкoвыe трaдиции, oтвaгa Дoн Киxoтa и вeрнoсть Сaнчo Пaнсы. Прибaвьтe к этoму пылкoсть Кaрмeн, прeдприимчивoсть сeвильскoгo прoйдoxи и нeoтрaзимoсть Дoн Жуaнa, и стaнeт пoнятнo, пoчeму людишки пoнeвoлe нaчинaют сoвeршaть здeсь нeoжидaнныe пoступки.

Нe всe кoшки нoчью сeры

Прoснувшись, пo oбыкнoвeнию, рaнним утрoм 1561 гoдa, житeли мaлeнькoгo прoвинциaльнoгo Мaдридa узнaли пoтрясaющую нoвoсть – иx гoрoдoк прeврaтился в стoлицу мoгущeствeннoгo гoсудaрствa, влaдeющeгo дoбрoй пoлoвинoй мирa. Зa чтo? Пoчeму? Прoстo тaк – пo вoлe Филиппa II.

Мaдрид мгнoвeннo нaвoднилa гoрдaя испaнскaя знaть, челядь, сoлдaты, чинoвники, xудoжники, музыкaнты, пoэты, рeмeслeнники, мoнaxи, прoститутки, мoшeнники и бoг знaeт ктo eщe. Нoвыe кoрoли, жeлaя увeкoвeчить сeбя в пaмяти пoтoмкoв, стрoили рoскoшныe двoрцы и плoщaди, прoклaдывaли улицы, укрaшaли всe этo фoнтaнaми и сoбствeнными кoнными стaтуями. Испaнскиe грaнды, ктo кaк мoг, тянулись зa свoими сюзeрeнaми.

Стрoитeльный шумиха прoдoлжaeтся и в нaши дни. Измeнились, прaвдa, житeли Мaдридa. Тeпeрь этo, в oснoвнoм, срeдний клaсс, кoтoрый нaпряжeннo трудится днeм, зaбывaя инoгдa дaжe o сaмoм святoм в Испaнии – пoслeoбeдeннoй сиeстe. К сожалению, блaгoрoдныe дoны, пoлoжeниe стoличнoгo житeля oбязывaeт. Дoстaтoчнo сoстoятeльныe мaдридцы мoгут дать позволение себе все прелести загородной жизни. Могут. Только не хотят! Потому по какой причине не в силах даже сверху один вечер расстаться со своим по щучьему велени, которое называется “Ночной Мадрид”.

С наступлением сумерек застегнутый на все пуговицы деловой Мадрид преображается. Сотни прожекторов и огромное число лампочек выхватывают из темноты причудливые силуэты дворцов, фонтанов и старинных соборов. Пусть даже средневековые кварталы выглядят шевелись в переливах ослепительного света. Место наполняется весельем и беззаботностью. Тысячи людей выходят нате традиционное испанское “пасео” – вечернюю прогулку.

Любимое пространство встречи мадридцев – сверкающая огнями жилплощадь Пуэрта дель Соль в самом центре города бери пересечении прославленных улиц Аренал, Майор, Алкала. “Солнечные торана”, давшие ей название, незапамятных) времён исчезли в глубине веков, хотя остались истертые миллионами ног горбатые камни, громады домов и шумная пир (жизненный), которая на площади и прилегающих к ней улицах отнюдь не затихает никогда. Музыка, хиханьки да хаханьки, обрывки гортанной певучей речи, шорканье ног, звон посуды в переполненных ресторанах и гриль-кафе. Здесь пылкие испанцы постоянно готовы предложить свои служба заезжим иностранкам, выражая энтузиазм свистом и явно преувеличивая собственную соблазнительность. Впрочем, если вы откажете, шпанский амиго не будет навязчив. После улицей Гран-Виа – территория злачных мест, не такая, обаче, экзотическая, как в Гамбурге иначе Амстердаме. Официально проституция в Испании запрещена, однако кто же может забодать одному человеку знакомиться с другим и выкликивать его к себе в гости.

Всю ноченька праздная и шумная толпа мягко перетекает из ресторана в шантан, из кафе – в бар, с бара обратно в ресторан. После этого выпьют рюмку-другую хереса, после – кофе, потом отправятся в харчевня подкрепиться паэльей, еще чуточку погуляют, нырнут в любимый подвальчик, дай тебе отведать дары моря с холодным пивом. Имеется возможность заглянуть в один из эротических ресторанов, идеже каждое блюдо своей формой разве названием вызывает соответствующие ассоциации, а кельнер (официантка) за отдельную плату исполнят к вас стриптиз. Что, поуже 4 часа? Ну что ж, потом еще по чашечке (ароматные и домой – утром на работу.

Разве однажды ночью вы увидите, точно улица Алкала перекрыта толпами ликующего народа, безграмотный удивляйтесь. Это на площади Кибелы празднуют свою победу игроки футбольного “Реала”. Весь команда, сидя в огромном фонтане, упивается шампанским в окружении фанатов, выражающих нечужой восторг воплями, барабанным боем и размахиванием флагами размерами через носового платка до широкоформатного экрана. Какая досада только, что в последнее минувшее дела у “Реала” идут без- очень хорошо.

Стальной порядок Толедо

А что старая (престольный со звучным именем Толедо, которая нежели-то не угодила капризному монарху? Эпоха здесь остановилось – город (до и остался в XVI веке. Те но узкие улочки, старинные соборы и здания, крепостные стены. Тетюха же многочисленные мастерские и мастера, которые навытяжку у вас на глазах делают амуниция, арбалеты и холодное оружие с знаменитой толедской стали. Однако это великолепие аккуратно выставлено пред входами в сувенирные лавки.

Оружия и прочей военной амуниции в полном смысле слова хватит для экипировки невыгодный одной армии туристов. Заезжие иностранцы позируют пред камерами и фотоаппаратами в шлемах с алебардами наперевес, свирепо размахивают мечами, норовя огорошить своих спутниц непринужденным обращением с арбалетом неужели кинжалом. Но кончается до сей поры покупкой маленьких складных ножиков с надписью “Toledo”.

Весь жизнь – фламенко

Чем потом на юг, тем жарче солнышко, длиннее сиеста, слаще напитки (алкогольные) и ярче наряды. В горах Сьерра-Морена внушительный придорожный щит оповестит вы, что вы в Андалусии – самой знойной части Испании. В этом месте самые пылкие женщины и темпераментные сильный пол, здесь родина самых зажигательных танцев видать севильяны или фламенко.

Фламенко! Гляди для чего стоит заехать в эти сказочные места. Оно попало (по первое число) андалусцам в наследство от мавров и рома, как, впрочем, и темные кудер и смуглая кожа. Восточные напевы и чувственные танцевальный вечер цыганских таборов – таким было фламенко, в (данное его не “окультурили” и невыгодный отшлифовали в многочисленных тавернах Севильи, Гранады и Кордовы. Бесспорно, фламенко в Испании можно просечь везде, но только в Андалусии его танцуют отнюдь не для туристов, не из-за деньги, а для себя, без обиняков на улице, смакуя ароматные источник, которыми так знаменит данный край.

Солнце садится следовать горизонт, в наступающей темноте недуманно-)негаданно словно вспыхивают куплеты фламенко. Надрывная симфоджаз и стук каблуков. Роза в зубах. Взметнулась и обвилась окрест ног струящаяся юбка. Мелочь кастаньет выбивает стоны разбитого сердца, жалобы получай измену и крики мести. Весь Андалусия, от Гранады предварительно Малаги, от Кадиса предварительно Севильи, словно обезумев с страсти, танцует фламенко.

Узкие улочки, маленькие площади, патио в апельсиновых деревьях, тысячи кафеюшка и ресторанов, желтые, как и нет слов всей Испании, фонари. И куда ни погляди фламенко. Песня заканчивается, ее сменяет другая, с таким но надрывом и грустью. Музыка, метелица и песня фламенко – всегда юбиляция. Одну и ту же сегерилью, фанданго не то — не то солеарес исполнитель каждый крат творит по-новому. В голосе певца столько страшный, что это вполне компенсирует постоянно вокальные издержки:

Мой жребий теперь лишь печаль.

Скажите пирушка женщине,что так смеется:

Муж удел теперь лишь сокрушение.

Фиеста – праздник по-испански

А медянка в праздники и вовсе вся местность танцует под открытым небом: андалусцы, натурально, фламенко, арагонцы – хоту с озорными прыжками и скоком, кастильцы – сегедилью, а каталонцы – шумную хороводную сардану. В каждом месяце праздников, до крайней мере, десятка неуд. Испанцы не забывают ни нона святого Себастьяна, ни будень святого Хосе. А есть пока что святая Барбара, святая Паулина, агнец божий Иаков, святой Луис и патронесса Каталина. О них непременно вспомнят в родной день и в свой час.

У каждого города и хоть деревушки есть свой священный покровитель, а следовательно, отличный придирка для фиесты. Так ровно, путешествуя от одного испанского городка к другому, ваш брат попадаете с праздника на торжество, когда все местное янакона предается безудержному веселью, и в итоге покидаете страну с ложным представлением, точно все ее жители страшные бездельники, праздник и ночь пьющие и танцующие.

Фиеста в Испании положительно связана с большими и шумными толпами. Отселе такой бешеный успех у июльского праздника в ПАМПЛОНЕ в преддверие дня святого Фермина, в отдельных случаях стадо быков мчится согласно улицам города вдогонку вслед за любителями пощекотать себе нервишки. Безумное столпотворение людей и быков на каждом слове кончается плачевно для тех, кто такой не сумел правильно увольнять дистанцию и свою скорость.

А аюшки? стоят конные фиесты – апрельская Лошадиная сказочное зрелище в Севилье и майская – в соседнем Хересе. К ним готовятся слитный год. Шьют пышные платья, вышивают золотом мужские жилеты, проверяют старинные седла, передаваемые в семье с поколения в поколение. Праздники начинаются с конного парада сотен всадников, подпоясанных кушаками, и всадниц в немыслимых шляпах. А заканчиваются реками красного источник, зажаренными бычьими тушами и неизменным фламенко.

Хотя (бы) Святая неделя (Страстная седмица) перед Пасхой – прекрасный первопричина для веселья с языческими излишествами. Все Испания выходит в это дата на улицу, чтобы вкусить процессии, шествующие от собора к собору. В больших городах таких процессий может составлять до 30 в день. Сообразно залитым огнями, забитым публикой улицам проносят огромные платформы со сценами “Тайной вечери”, “Свида Пилата”, “Распятия”. Плывут по-над головами роскошные ковчеги, фигуры Христа и Девы Марии нет слов всем своем блеске, в расшитых золотом туниках и коронах, усыпанных настоящими бриллиантами.

– Гуапа! Гуапа! (С удовольствием!) – кричат тысячи голосов, им ликующе вторят уличные музыканты.

Вегетарианцам видеовход воспрещен

Сразу после Пасхи в Испании начинается время корриды, который длится вплоть до середины октября. Если ваш брат не вегетарианец, не отказывайте себя в удовольствии сходить на корриду – Иберия без нее, все в одинаковой степени что Париж без Эйфелевой башни. То ли дело всего сделать это в Мадриде, Шрифт, Кордове или Севилье. Держи побережье часто практикуется “туристическая” здорово молодых тореро с быками-подростками, шиш общего, кроме штанов с блестками, с настоящей корридой малограмотный имеющая.

Обязательно возьмите шляпу тож бейсболку с козырьком от палящего солнца и кипень платок. Он понадобится, когда-никогда вы вместе с толпой будете поднимать настроение тореро и скандировать традиционное “О-ле! О-ле!”. Им но вы можете закрыть себя глаза, когда тореадор в награду следовать хороший бой отрежет уши у поверженного быка.

Коррида в области своей сложности не уступает классическому балету, а захватывает стократ больше, чем футбольный состязание. Для испанцев это знание, а не спорт, и освещается возлюбленная не спортивными журналистами, а художественными критиками. Между делом замечу, что читать насчет корриду – все равно сколько заниматься сексом по телефону. В силу того что скажу только, что отстать от происходящего на арене возможности (мочи) нет.

Возле арены продается до сего времени, что связано с корридой: мулеты, шпаги, бандерильи. Стены лавок украшены яркими плакатами и афишами. Бери них вся история корриды. Портреты знаменитых тореадоров навсегда на почетном месте. Испанцы считают их национальными героями.

Изо убитых на корриде быков в специальных ресторанах готовят прекрасные бифштексы. Хотя самый большой деликатес – супец из бычьих хвостов. Отнюдь не повторяйте ошибки, сделанной Хрущевым, какой-либо, отодвинув в сторону тарелку с таким супом, возмутился: “Значит, сами они все свинина сожрали, а мне – главе атомной державы, одни хвосты оставили”.

Живительная вл и пламень Валенсии

Поскольку за исключением. Ant. с корриды в Испании не обходится ни Водан праздник, ее часто проводят и выше сезона. Так, в Валенсии зрелище обязательно сопровождает фальяс – цвета пламени праздник в честь святого Иосифа, покровителя плотников.

В норд 19 марта один с самых красивых испанских городов озаряется всполохами костров и россыпью фейерверка. Ещё раз в средние века городские плотники и краснодеревщики сжигали в настоящий день на кострах накопившиеся из-за зиму стружки и щепки. Спустя некоторое время из отходов стали ладить занятные фигурки. Когда обрезков из чего можно заключить не хватать, в ход форвард фанера и картон.

Теперь в водобег всего года местные умельцы создают изо папье-маше и картона кукол, фигурки знаменитых людей и пусть даже целые события, которыми запомнился пробравшийся год. Можно смастерить, (пред)положим, фигурку тещи, любимого начальника тож надоевшей любовницы, чтоб горели они ясным пламенем получи одной из площадей города. Поминутно эти гигантские статуи достигают высоты трехэтажного на дому и бывают очень красивы. И неважный (=маловажный) так важно, что весь эта красота сгорит в считанные минуты подо оглушительные взрывы петард.

Улицы и балконы заполнены в сие время городскими жителями, туристами и, все конечно, пожарными. Все окна с дальним прицелом открыты, чтобы от грохота безвыгодный разлетелись стекла. На всех, хоть самых маленьких, площадях Валенсии пылают огромные фигуры, а небосвод озаряется фейерверками. Взрываются петарды.

Следовать одну эту ночь взрывают и сжигают бок о бок 76 тонн взрывчатых веществ. Потому как почти на каждом здании города висит табличка, говорящая о часть, что оно застраховано с пожара.

“Барселона – это безвыгодный Испания”

Каталония – самая французская с всех 17 испанских провинций. “Городок совсем не испанский” – на первом месте, что приходит в голову в ее респектабельной столице Барселоне. В рецензия вы можете услышать: “Бесцельно Барселона – это не Иберия. Это Каталония”. И не пытайтесь углядеть здесь фламенко – каталонцы танцуют сардану, а корриду и совершенно не переносят, считая ее варварским зрелищем пользу кого туристов.

Здесь есть индивидуальный герб, флаг, даже манера. И такие города, как Барселона и Толедо, помимо дорог, кажется, больше ни плошки не соединяет. Да и до настоящего времени остальные испанцы – кастильцы, баски, галисийцы, андалусцы, арагонцы – объединяются, всего на все(го) когда их сборная борется следовать мировую футбольную корону.

Каталонцы обожают разблаговестить анекдоты про валенсийцев. Валенсийцы – относительно кастильцев, а те и другие – оборона андалусцев. Галисиец непременно заметит, что такое? если в бокал с вином кому-ведь попадет муха, то кастилец выпьет молодецкое вместе с мухой, арагонец пальцем вытащит ее изо бокала, а каталонец, достав муху, заставит ее выхаркать вино, которое она успела схлебать.

Прижимистые, но жизнелюбивые каталонцы обожают свою Барселону и вспоминают о Мадриде не хуже кого о столице, только для того, для того чтоб подчеркнуть, как плохо дьявол выполняет свои столичные дело. И куда там мадридской Пуэрта дель Лизунец до барселонского бульвара Рамблас.

Эспланада этот не самый вытянутый в городе, но, несомненно, самый живописный. Жизнь здесь по-южному яркая, динамичная и соблазнительная. Возьми огромной сцене уличного театра веселые музыканты, глотатели огня, “живые скульптуры”, покрытые золотенький краской или толстым слоем белил. Бросишь “золотому человеку” монетку, и дьявол, как заводная кукла, сделает малость угловатых движений и снова замрет – задолго. Ant. с новой монетки. Именно в такие радостные минуты вас можете лишиться сумочки сиречь содержимого карманов. Воришки получи Рамбласе – настоящие виртуозы.

Бульварчик, взбираясь от памятника Колумбу к площади Каталонии, в мгновение ока обрастает многочисленными барами, магазинами, ночными клубами, ресторанами и знаменитыми барселонскими кофейня. Ритуал потребления каталонцами невероятного количества напиток бодрости стар, как и сам капуцин. С него они начинают собственный день, им же его и заканчивают.

Сей почти национальный напиток готовится тогда всевозможными способами: с молоком, с капелькой семя, со взбитыми сливками, с корицей, шоколадом, ванилью, с каким-в таком случае невзрачным корешком с непонятным названием. В летнее время каталонцы предпочитают кофе с колотым льдом. И в что угодно время года – с коньяком иль ромом.

Словом, кофе в Барселоне раньше всяких похвал. Кто бывал в Каталонии, оный знает. А то, что Барселона – сие город с древней историей, идеже приятно погулять по старинным кварталам, Готическому району, налюбоваться фантастическими творениями архитектора Гауди, знают и тетечка, кто никогда не бывал в Испании.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.