Строить, пиво варить, свинячить

Oригинaл лучшe кoпии. Oсoбeннo eсли oригинaл – мюнxeнский Oктoбeрфeст – грaндиoзный пивнoй кaрнaвaл, вeдущий свoю истoрию oт дрeвнeгo крeстьянскoгo прaздникa сбoрa урoжaя и oкoнчaния oсeнниx пoлeвыx рaбoт. В принципe, Oктoбeрфeст прaзднуют пo всeй Гeрмaнии, нo тoлькo бaвaрский, мюнxeнский Oктoбeрфeст считaeтся сaмым глaвным и сaмым нaстoящим.

Бaвaрцы сим чрeзвычaйнo гoрды. Oни вooбщe убeждeны, чтo в пивнoм дeлe (и в прoизвoдствe, и в пoтрeблeнии) им рaвныx нeт: про ниx нe тoлькo кaкиe-нибудь aнгличaнe, нo дaжe oстaльныe нeмцы (гольштинцы, саксонцы, пруссаки и др.) – малохольные. Снова бы – в Баварии пиво пьют литровыми “массами”, а в других германских землях – поллитровыми кружками, а в таком случае и вовсе трехсотграммовыми бокалами. Как же и пиво северогерманское (какая-нибудь “Ганза”), с баварской точки зрения, и мало-: неграмотный пиво вовсе, а так – газирование. Совсем другое дело – мюнхенские “Левенброй”, “Шпатен” сиречь “Пауланер”. Баварцы готовы пойти, что лишь чехи по малой мере как-то приближаются к ним в соответствии с мастерству пивоварения. Но особенно приближаются – не более того. А соотечественникам изо других германских земель, за мнению баварцев, даже после чехов далеко.

Остальные немцы с сим, конечно, не согласны. Весь круг из них – патриот пива аккурат своей земли и считает, подобно как именно оно – лучшее в мире. А (пред)положим, гольштинцы упрекают баварцев вслед за то, что те придают своему пиву свыше меры много “изысков” и оно становится непомерно тяжелым, сладковатым и ароматизированным. А то как же и вообще в Германии многие полагают, в чем дело? баварцы слишком выпендриваются и постоянно время стараются выпятить свою особость, у нас сказали бы – “незалежность”. “Хохлы”, одним одним словом. Но приоритет мюнхенского Октоберфеста совершенно немцы, несомненно, признают.

Еще бы и как не признать. Такого, наравне в Мюнхене, нигде больше безвыгодный бывает – весь миллионный городец превращается в огромную пивную. Тысячи людей усаживаются с кружками после длиннющие дубовые столы. Столы сии стоят не только в бесчисленных “гастштеттах”, “бройкеллерах” и “бройхаузах”, же и выносятся на открытый обстановка – в парки, скверы, на площади и улицы. Гремит развеселая рейв, баварские мужики в шляпах с перьями выбивают коваными горными ботинками чечетку “шуплаттль”, заодно ритмично хлопая себя согласно ляжкам и задам, обтянутым кожаными шортами. Посерединке столами носятся по-баварски дородные девицы в широких юбках с оборками и в вышитых блузках с пышными рукавами, удерживая в каждой руке согласно три-пять “массов” с огромными шапками пивной пены. После того мужики в шляпах и шортах кружат сих девиц в старинном “франсезе”, дата от времени подбрасывая их нате вытянутых руках вверх, круглым счетом что юбки взлетают едва лишь ли не к голове к вящему восторгу ревущей, отпускающей соленые шутки и громыхающей кружками объединение столам публики.

Но основание – всюду пиво, пиво, пивко, водопадами устремляющееся в сотни тысяч хлебок. Наступает апофеоз – люди берут дружен друга под руки, начинают мерно мямлить и запевают песню о том, фигли “пока Изар несет домашние дивные воды, не исчезнут в нашем Мюнхене плезир и уют”. Надо всем сим незримо витает древний мюнхенский требование: “Строить, пиво варить, мусорить”. Баварцы, да и вообще немцы, этому девизу следуют непреложно. В принципе, он означает ведь же самое, что наше “Нашел дело – гуляй смело”. Точно немцы умеют делать деятельность – знают все. Но и отдыхают они просто так же основательно и с душой. Отсюдова и рев, и “свиняченье”. (Сие, правда, не в буквальном смысле – мусора в дальнейшем себя немцы стараются мало-: неграмотный оставлять.)

Но, напомню, мюнхенский Октоберфест – сие оригинал. Копию же разрешается увидеть в любой точке земного шара, идеже в октябре есть хотя бы двоечка немца. Потому что ганс не был бы немцем (вдобавок неважно – баварцем, саксонцем иль пруссаком), если бы без- справил Октоберфест в любом месте, намного бы ни забросила его жребий. Было б только пиво. Шатаются немцы сообразно всему миру во множестве, брага, в общем, дефицитом являлось лишь в бывшем СССР, а потому приготовлять Октоберфест – не проблема. В некоторых местах хозяева, в надежде угодить очень небедным немецким гостям, создают однако условия, чтобы они Октоберфест справили и посвинячили сиречь следует.

Одно из таких мест – каталонское поморье Средиземного моря, которое и курортом-ведь сделалось во многом по причине немцам. Именно они в конце 60-х годов “открыли” Каталонию, понастроили после этого отелей, насыпали пляжи и стали тама ездить. За что, в нужный момент, сами каталонцы им адски благодарны – ведь благосостоянием своим сия самая богатая область Испании в значительной степени обязана не больше и не меньше туризму. С тех пор Коста-Брава, Коста-дель-Марезме и Коста-Дорада – курорты в основном “немецкие”. Опять-таки, туристам из любых других стран конец туда, конечно, не заказан – каталонцы всех привечают, ни к черту негодный дискриминации нет и в помине. Верно и в Октоберфесте, который устраивается отдельный год на одном с курортов Коста-дель-Марезме, а вот то-то и есть в Калелле, можно поучаствовать в равных с немцами основаниях. И поорать, и напеться, и кружками постучать. Они сзади не будут. Наоборот, пивком могут проставиться и покачаться вместе пригласят.

Манером) что направляйтесь в один изо “биргартенов”. (В Калелле вообще говоря множество национальных пивных – малограмотный только немецких, но и английских, голландских, датских и др.) Нацедите немного спустя у разливальщика с бисмарковскими усами, спецухой приехавшего на Октоберфест изо Германии, кружечку “Эрдингера” может ли быть “Битбургера” и присоединяйтесь к пивному действу. Годится. Ant. нельзя и в соревновании поучаствовать – кто быстрее и чище пива заглотнет. Причем конъюнктура соревнования здесь могут существовать даже пожестче, чем в знаменитом мюнхенском “Хофбройхаузе”. Спустя некоторое время обычно соревнуются, кто быстрее двухлитровую кружку засосет, а в Калелле выносят пятилитровую “рюмку”, похожую получи и распишись круглый аквариум с подставкой. Суперприз в виде цветной ленточки держи запястье (как в “Хофбройхаузе”), а в свой черед приветственный рев зрителей победителю гарантированы.

Временно плещется Средиземное море, в этом месте, как и в Мюнхене, веселья и уюта в всех хватит.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.