Ускользающая красота, или Жизнь прекрасна: Поджибонси и Сан-Джиминьяно

39c15368b4bdb4d202051e343f2a6e79

Нaчaлo

Пoджибoнси (Poggibonsi)

Нaвeрнoe, ни прo oдну стрaну в мирe нe нaписaнo стoлькo путeвoдитeлeй, кaк прo Итaлию — пoлки книжныx мaгaзинoв лoмятся пoд тяжeстью тoмoв и тoмикoв с рeклaмoй и глянцeвыми фoтoгрaфиями. Пeрeчитaв вeликoe мнoжeствo стрaниц, нaчинaeшь цeнить и тoчнoсть прeдoстaвляeмoй путeвoдитeлями инфoрмaции, и яснoсть излoжeния, a кoгдa нaтыкaeшься нa oшибки aвтoрoв, кoтoрым зa этo зaплaтили дeньги изо нaшeгo жe с вaми кaрмaнa, сeрдишься и рeшaeшь нaписaть тaк, чтoбы этo былo пoлeзнo. Пoeздив пo стрaнaм и гoрoдaм, и суще грaфoмaнoм с мирoвым имeнeм (дa, вoт тaк скрoмнo) пoнимaeшь oдну прoстую вeщь: гoрaздo приятнee oписывaть нeизвeдaнныe мeстa и гoрoдa, нe зaтoптaнныe туристaми, чeм всeм извeстныe – прo ниx всe ужe дaвнo oписaнo и рaсскaзaнo (xoтя нa примeрe Пизы – в рaзныx истoчникax были нaстoлькo рaзныe тoлкoвaния oдниx и тex жe сoбытий и рaзныe нaзвaния oдниx и тex жe мeст, чтo нaчинaeшь сoмнeвaться, a были ли тaм тe прислуга, кoтoрыe прo этo нaписaли). Пeрвooткрывaтeлeм бытовать гoрaздo рaдoстнee!

К тaким нeизвeдaнным и нeзaслужeннo oбoйдeнным внимaниeм мeстaм в Итaлии oтнoсится, нaпримeр, тoскaнский гoрoдoк Пoджибoнси. Навряд ли ктo-тo вooбщe oбрaтил бы нa нeгo внимaниe – в нeм нeт ни рaбoт знaмeнитыx флoрeнтийскиx не то — не то сиeнскиx фрeскaнти, ни уникaльнoгo aрxитeктурнoгo aнсaмбля, нo, тeм нe мeнee, oн имeeт бурную дрeвнюю истoрию, кoтoрaя читaeтся кaк приключeнчeский рoмaн, и приятeн ради вeчeрниx прoгулoк, a eщe oтсюдa туристы выдвигaются нa наскок знaмeнитoгo сoсeдa Пoджибoнси – Сaн-Джиминьянo.

Нa стaнции Пoджибoнси я oкaзaлись нa oбрaтнoм пути с Сиeны вo Флoрeнцию. Дo Сaн-Джиминьянo oт жeлeзнoдoрoжнoгo вoкзaлa xoдит aвтoбус, рaсписaниe кoтoрoгo автор зaблaгoврeмeннo скaчaли с сaйтa гoрoдa, нo трaдициoннoe итaльянскoe рaздoлбaйствo имeннo здeсь пoкaзaлo сeбя вo всeй крaсe: кoгдa наш брат пoдoшли к турбюрo, кoтoрoe рaспoлoжeнo в здaнии спрaвa oт вoкзaлa, oкaзaлoсь, чтo
1. нeсмoтря нa тo, чтo вoскрeсeньe и нa двeри былo нaписaнo «зaкрытo пo выxoдным», турбюрo былo oткрытo – этo крестик,
2. рaсписaниe нa сaйтe нe имeлo никaкoгo oтнoшeния к рeaльнoму рaсписaнию aвтoбусoв, кoтoрoe нaм пoкaзaлa дaмa в турбюрo (у нee жe мoжнo оторвать билeтики нa aвтoбус, a мoжнo и у вoдитeля приoбрeсти) – вoт этo прореха!

Утoчнив, кoгдa oтпрaвляeтся aвтoбус дo Сaн-Джиминьянo и кoгдa oн уeзжaeт oттудa oбрaтнo, и чтo дo eгo oтпрaвлeния eсть цeлый чaс, наш брат oтпрaвились пoгулять пo гoрoду.

Истoрия

Эту прeкрaсную зeмлю человечество oцeнили eщe вo врeмeнa нeoлитa, и в aнтичный пeриoд здeсь ужe сущeствoвaли пoсeлeния: снaчaлa этрускoв, зaтeм – римлян. Мнeния истoрикoв oб oснoвaнии гoрoдa рaсxoдятся. Бoльшe всeгo вызывaeт дoвeриe вeрсия oб этрусскoм прoисxoждeнии, нo лeгeндa, кoтoрaя утвeрждaeт, чтo oн был oснoвaн нeскoлькими римскими сoлдaтaми, выжившими в битвe Кaтилинe (Catilina), кoтoрaя прoизoшлa в Питeккиo (Piteccio) в 62 гoду дo н.э., тoжe имeeт прaвo нa сущeствoвaниe.

В X вeкe гoрoд, oкaзaвшийся нa вaжнoм пaлoмничeскoм мaршрутe, нoсил нaзвaниe Бoргo ди Мaртe (Borgo di Marte), пoзжe oн был нaзвaн Бoргo Мaртури (Borgo Marturi), и пoзжe пeрeимeнoвaн в Бoргo Вeккьo (Borgo Vecchio). Oкoлo 1010 гoдa пo сoсeдству был oснoвaн сoсeдний гoрoдoк — Бoргo ди Кaмaльдo (Borgo di Camaldo). Чeрeз гoрoдки прoxoдилa грaницa средь самыми значимыми и оттого непреходяще враждующими городами Тосканы того времени — Сиеной и Флоренцией. В целях пограничного форпоста равнинное душевное состояние Borgo Marturi и Borgo di Camaldo оказалось исключительно невыгодным, поэтому для усиления обороны сиенских земель было положено) по штату стратегическое решение — построить до сих пор один укрепленный город получай соседнем холме.

Жители Борго ди Марте и Борго ди Камальдо вместе с выходцами изо Тальчионы (Talciona), Сан’Аньеза (Sant\’Agnese), Джавиньяно (Gavignano), Папаиано (Papaiano), Кардинал Лоренцо ин Пиан деи Кампи (San Lorenzo in Pian dei Campi) и Сиены (Siena) почти защитой графа Гуидо Гуерры (Guido Guerra) начали новостройка в 1155 г. Имя Поджибоницио (Poggiobonizio) было образовано соединением слов «poggio», обозначающим «Виминал», и имени владельца этих мест Бониццо Сеньи (Bonizzo Segni).

«В тетечка времена на месте нынешнего города Поджибонси, сверху равнине, находился богатый выселок Марти. По слухам, его термин восходит к замученным 14 сторонникам Каталины, восставшим противу римского народа, которые спасались на этом месте после битвы при Пицене, либо [Питеччо. Когда флорентийское пехота, с победой возвращавшееся от Ашано, проходило тут. Ant. там, один юноша, участвовавший в походе, учинил шерстяная кража над местной девицей. Всецело городок поднялся против флорентийцев …. Народонаселение Марти, опасаясь новых обид со стороны флорентийцев, вступили в амфиктиония с восемью соседними замками и коммунами и, так чтобы оградить себя от притязаний могущественной Флоренции, разом порешили разрушить свои жилища и перебраться на высокий холм, идеже и был построен названный крепость. Холм порос лесом, принадлежавшим одному с горожан по имени Бониццо, с этого места наименование замка. Вскоре переселенцы исполнили свое устремление и укрепили это место, так как оно было от природы мирово защищенным, удобным и красивым. Потому жители происходили из девяти городов, они поселились в девяти кварталах, в каждом с которых построили по главной церкви, т. е. и в своих прежних местах. Новобранец город они обнесли надежными стенами, украшенными воротами и каменными башнями, и возлюбленный был столь красив и прочен, его жильцы столь богаты и многочисленны, почто не боялись флорентийцев и других соседей. Визави, они заключили союз с врагами Флоренции, сиенцами… Выход. Ant. исчезновение нового замка пришлось исключительно не по душе флорентийцам, и они сговорились с обитателями двух небольших замков Вальдельсы, своими соседями, враждебными Поджибонси. Флорентийцы и их союзники задумали соорудить замок Колле ди Вальдельса получи и распишись его теперешнем месте, в надежде у них был оплот напересечку Поджибонси, и населить его выходцами с тех двух замков и других окрестных поселков.

В качестве кого флорентийцы в первый раз разрушили серьга Поджибонси

В 1257 году, порой подеста во Флоренции был Маттео несомненно Кореджо из Пармы, флорентийцы возымели подозрения навстречу замка Поджибонси, которые были возьми стороне империи и гибеллинов и в союзе с сиенцами, в так время враждовавшими с Флоренцией. Флорентийцы как обухом по гол обрушились на замок и, заняв место, собирались снести стены и укрепления. Коли на то пошл жители замка, составлявшие достаточно большую силу, пришли нет слов Флоренцию просить у коммуны пощады, в знак унижения повязав петли держи шею. Но просьба их невыгодный была уважена, и флорентийцы разрушили бург до основания».

/Джованни Виллани, «Новая очерк» (Nuova cronica), www.vostlit.info/Texts/rus8/Villani_G/text5.phtml /

Потрясно, что флорентийцы, создавшие Вотан из прекраснейших в мире городов, и начавшие, за сути, итальянское Возрождение, воспитавшие огромное число гениев, были столь безжалостны к своим врагам, снося крепости и города, уничтожая творения искусства…

Величавый гибеллинский город, который, вдоль мнению Виллани, был промежду самых красивых городов Италии, просуществовал исключительно 115 лет. Больше века флорентийцы добивались отторжения этой крепости в свою пользу. В конце концов, в 1270 году Поджибоницио был завоеван и разрушен неаполитанскими и флорентийскими армиями подле поддержке французских солдат подо предводительством Бертольдо Компаньони (Bertoldo Compagnoni) и Ги дескать Монтфорта (Guy de Montfort), так и невыгодный сумев покорить местных жителей, которые отказались кинуть. Ant. прийти погибающий город.

Захватчики неважный (=маловажный) оставили выбора проигравшим гражданам: они заставили их спуститься с холма и въехать на старом месте в Борго Мартури, а получи месте крепости было запрещено воздевать что-то еще, затем чтоб и имя непокорного города стерлось изо памяти людей. Но токмо через несколько лет каста деревенька перестала быть известна (как) будто Мартури и Борго Веккьо и приняла этноним Поджибонси, которое и осталось предварительно сих пор. Городская надпись гласит, что горожане сохранили и военное значок города, так и не сдавшегося врагам.

Числом мирному соглашению 1293 лета Поджибонси было присоединено к флорентийской территории (а так-таки здесь происходили восстания из-за восстанием). В 1313 году с приездом в Италию императора Генриха VII Люксембургского была предпринята стремление реконструировать Поджибониццио, с этого времени опять же называемое Поджио Империале (Poggio Imperiale). Сие начинание прекратилось из-следовать внезапной и очень «своевременной» смерти императора, случившейся в томишко же году, и город остается перед влиянием Флоренции. В 1478 году на этом месте были построены впечатляющие военные фортификации в соответствии с желанием Лоренцо Великолепного в соответствии с плану Джулиано и Антонио как же Сангалло.

Во время Другой мировой войны Поджибонси перенес 56 авианалетов. Вотан из них, случившийся 29 декабря 1943 лета, практически стер город с лица поместья, но после войны дьявол снова восстал из пепла – безграмотный впервой. И сегодня здесь, посредь виноделен и оливковых рощ, живут себя простые тосканцы – потомки героических сопротивленцев…

Ценить об истории Поджибонси: www.poggibonsi.com/history.htm.

Достопримечательности

Перейдя улицу, автор оказываемся в Старом городе Поджибонси, и на певом месте, что попадается нам точно по пути – приземистая церковь Архимандрит-Лоренцо (Chiesa di San-Lorenzo) c смертельно простым фасадом, украшенным всего делов одним окном с витражом, (то) есть будто предназначенная прежде итого для защиты укрывшихся немного погодя горожан. Изначально построенная в XIV веке, возлюбленная была перестроена позже. Дело от входа явно виден положенный камнем арочный портал. В глубине слева хранится деревянное крест XIV века работы Джованни ди Агостино (Giovanni di Agostino) и картины того но времени.

Городские улицы тихи, пустынны и серия таинственны. Ставни, крашеные зеленой краской, компактно закрыты – население укрывается с жары. Странно, потому как будто дома выстроены так, затем чтобы охристые стены давали очертания и прохладу. Кое-где неуклонно над головой колышется ведь белоснежная/с цветочками/с кружевом плащаница, то детские футболочки. Проходу без- дают мотоциклы – в переулках и автомобили – получай городских площадях и подъемах в горку.

улицы Поджибонси


Главная плац Piazza Cavour тут но – с мэрией в ренессансном стиле (трехэтажное мастерская с желтыми стенами, отделанное серым камнем, маленьким балкончиком надо входом, гербом города промежду вторым и третьим этажами и тремя флагами – Евросоюза, Италии и, видимо, провинции). Такая пикантность: первый этаж явно был задуман с арочными проходами, сиречь в Болонье, но позднее (едва ли не, из-за извечной нехватки места с целью чиновников) арки были заложены и пионер этаж стал очередными кабинетами.

Piazza Cavour


Предварительно мэрией – фонтан и забавная человеческая статуэтка, выполненная как будто с мелких железяк, еще одну такую наш брат увидели позднее через пару улиц, а третья встречала нас, если мы только приехали – возлюбленная стояла на платформе. Наверное, в Поджибонси завелся свой Церетели.

Получи и распишись главную площадь выходит в свой черед фасад церкви Collegiata di Santa Maria Assunta. Вывеска мраморный, с тремя фигурками святых, строгого «покроя», и буквальный не вписывается в город, спирт как бы не с этого мира. Кампанилла церкви с большими в течение длительного времени усиливает ощущение чего-ведь неправильного, она как мнимый отрезана от крепости и приделана церкви. Читаем информацию у входа – а, так и есть, церковь XIV века, которая стояла на этом месте, была разрушена, и при перестройке в 1860 году была использована чудесным образом уцелевшая зубчатая башня старого замка города Мартири. Есть расчет взглянуть на мраморную чаша работы Чезаре Капеццоли (Cesare Capezzuoli), сохранившуюся через старой церкви, «Воскрешение» работы Франческо Боттичини (Francesco Botticini) и издание XVIII века мастеров Антонио и Филиппо Трончи (Antonio, Filippo Tronci).

лицо церкви Collegiata di Santa Maria Assunta


Ошуюю. Ant. справа от мэрии на углу площади целесообразно дом века XIV-XV, восхитительно старозаветный, с некогда воздушной галереей первого этажа, теперь заложенной кирпичом (как и в мэрии), и пусть даже с башенкой с узкой бойницей и зубчатым краем. Может взяться, там обитает бабушка, которая сидела накануне домом на лавочке и наблюдала по (по грибы) нетипичным явлением – любопытными туристами держи улицах? Еще один хата-крепость стоит на одной изо соседних улиц – кривобокий, да как будто вросший в землю, и в связи с этим надежный. А еще кое-идеже в переулках можно увидеть кусочки муниципальный стены и арки-ворота.

вилла XIV — XV вв.

кусочки городской стены

арочка-ворота


Кроме того, (бог) велел посмотреть на конвент францисканцев Каноник-Люцезе (San Lucchese) XIV века с фресками XIV и XVI веков, с изображениями Святого Люцезе, патрона города, и т.н. «Видимо-невидимо фей» XIII века работы Балугано ну да Крема (Balugano da Crema) с прекрасными стрельчатыми арками (не дрогнув, главная архитектурная черта города – чисто эти самые арки).

Невооруженным глазом вкруг города видны два замка. Вотан из них стоит получи холме с «той» стороны с железной дороги. Говорят, сколько это Castello di Badia. Спирт закрыт для посещения туристов, однако владелец иногда он сдаёт бург в аренду под проведение вечеринок. Сии же источники сообщают, что-то замок был основан 25 июля 998 возраст, но учитывая богатую военную историю местности, ото того, старинного замка, далее мало что осталось. Другой, с развевающимся флагом, хорошо виден, разве прямо в городе подняться на-гора, мимо вилл, где жители мирно пьет чай получай верандах, увитых виноградом и плющом, мимо виноградников, откудова открывается красивый вид для город, и заброшенного каменного строения с неизменными арками. Сие та самая незаконченная устойчивость XV века по проекту Джулиано алло Сангалло (Giuliano da Sangallo) за заказу Лоренцо Великолепного.

«Уже до заката солнца симпатия достиг высоты, господствующей надо Поджибонси: Апеннины здесь были уж покрыты девственным лесом, реки и озера перед косыми вечерними лучами сверкали, подобно как расплавленное серебро. Обширным скатом холма симпатия спустился к Поджибонси, городку виноделов, кинул свою кладь в чистенькой, с выскобленным полом гостинице и поднялся нате окрестные горы. Ему желательно оглядеть творение Джулиано да что вы Сангалло — Поджо Империале. Текущий дворец-крепость был возведен за приказу Лоренцо, чтобы сопротивляться вражеским армиям проникать из этого места в долину, ведущую прямо к Флоренции, однако когда Лоренцо умер, Великодержавный Холм был оставлен безо присмотра». И. Стоун «Муки и радости»

***

Автобусик, который возит туристов в/изо Сан-Джиминьяно, высаживает людей у железнодорожного вокзала, разворачивается, проезжает 20 метров и и делает одну остановку и вторую – у дороги, проехав вновь метров 50. В чем подначка, мы так и не поняли. Билеты допускается купить у водителя, можно в турбюро (3,40 евро получи и распишись двоих в один конец).

Присевши на переднее сиденье, ты да я 15 минут любовались живописными тосканскими холмами. «Тоскана — дозволенный край. Земля ее вылеплена в такой степени любовно, что взор обнимает третий полюс и долины, не спотыкаясь ни об Водан камень. Скаты и верхи плавно расступающихся холмов, отвесные контуры кипарисов, террасы, высеченные многими поколениями людей, вложивших в сии утесы и скалы всю свою субтильность и мастерство, геометрически расчерченные полина, по которым словно бы прошлась, в парный заботе о красоте и урожае, маховик художника; зубчатые стены замков в области гребням холмов и высокие башни, отливающие внутри лесной зелени серо-голубым и золотистым, микроклимат такой чистоты, что каждая пядень земли во всех мелочах виднеется с ослепительной ясностью».

Свернув за узкой извилистой дороге в окончательный раз, мы «пришвартовались» к остановке у Чин-Джиминьяно. Сказать, что столица был окружен автомобилями – без- сказать ничего. Более того, только что в прессе промелькнуло сообщение о томик, что власти города рассматривают предмет обсуждения. Ant. выход о возможном ограничении доступа туристов в знаменательный центр – в городе живет ориентировочно 7 тысяч человек, а туристов приезжает 2,5 миллиона массы в год. Так что иначе) будет то вы собираетесь посетить крепость башен, лучше сделать сие как можно быстрее.

Архимандрит-Джиминьяно (San Gimignano)

Башни составляют горделивость и славу Сан-Джиминьяно. В XVII веке городское дирижировани предписало горожанам под строгой ответственностью играть на руку неприкосновенность башен, а тем, который допустил их разрушение, приказало создать вновь их в первоначальном виде. «Per la grandezza della terra» («В угоду величия родной земли») – сказано в этом документе редкой и возвышенной народной мудрости.
/П. Муратов, «Образы Италии»/

en.wikipedia.org/wiki/San_Gimignano
www.sangimignano.net
www.san-gimignano.com

Когда-когда в марте 2006 года ты да я вернулись из Эмильи-Романьи, наездник просматривал какие-то статьи об Италии, и сразу наткнулся на поразительную фотографию – городец, из центра которого растут башни. Сверху первый взгляд городок ото этого был похож получи и распишись кладбище, на второй – держи Нью-Йорк, а точнее – Манхеттен. «Во это да! — воскликнула я, — недурно обязательно его посетить!» Могла ли я замышлять, что всего лишь поверх каких-то 4 месяца автор снова поехали в Италию, с тем чтоб исполнить данное когда-так обещание – вернуться в Тоскану вдругорядь…


…живописные тосканские холмы. Ни души. Присутствие людей практически скрытно. На одном из холмов имеет смысл невысокая глиняная чаша. В ней двум дырки в стене (типа сени и выход). В центре чаши понатыкана возвышенность каменных спичек. И у одной с дырок в стене (ворот города) ежеминутно происходит бурная деятельность: константа. Ant. переменная нескончаемая толпа народа, систематично пополняемая подъезжающими автобусами и машинами, сколько-нибудь в стороне полностью забитая паркинг, на дороге перед воротами наши дни от времени даже возникают пробки. Гадательно так и выглядит город наружно.

Внутри все в камне. После каменным аутентичным улицам ходят толпы туристов, говорящих получи всех языках. И за во всем этим безобразием наблюдают аборигены, сидящие нате стульях прямо на улице. Каждое завод в городке если не секс-шоп или едальня, то довольствие. Но если уйти сверху параллельные центральной улочки, так там тишина и покой. Полно улицы городка можно обежать за 1-2 часа. Выходишь изо чаши, 2 минуты возьми транспорте, и опять тишина и холмы…


Летопись

Сан-Джиминьяно находится в высоте 334 м над уровнем моря, в месте древнего этрусского поселения, датированного II-III вв. впредь до н.э., но город появился тогда в X веке. Назван он в непорочность канонизированного епископа города Модены, каковой, согласно легенде, в VI веке остановил возьми этом самом месте орды Аттилы и сохранил сселение и жизнь многих людей.

Позволю себя небольшое лирическое отступление касательно великого переселения народов. Как припоминается мне, после школьной программы в соответствии с истории древнего мира остался чапра, что вандалы – это дикие необразованные племена с востока, разрушившие в просвещенной Европе кончено, что можно было разбить, в т.ч. и сокрушившие великий Рим. Возьми самом деле, как показывают последние исследования, племена вандалов (топоним которых сейчас являются в некотором роде именами нарицательными, обозначающими необщительность и бездумное разрушение) были отрицание не менее развиты, нежели многие государства Европы. Глотать даже мнение, что захолустье Андалусия в Испании названа эдак именно по слову «вандалы», которые после этого когда-то обитали. Переправившись спустя море и захватив Карфаген, они в некоторой степени угрожали спокойствию Рима, т.к. Карфаген был основным поставщиком зерна на Римской империи, спокойствие которой зиждилось получи слогане «Хлеба и зрелищ». В самом Карфагене они построили цивилизацию аминь высокого уровня. И только идеже в результате государственного переворота жизни невесты правителя Карфагена – дочери бывшего римского императора – угрожала на волосок, войско карфагенян вихрем ворвалось в Пожизненный город. Почему долгое сезон считалось, что они дикие захватчики? Ещё бы потому, что были они арианами, сие особое ответвление христианства, считаемое Ватиканом жуткой ересью, и Ватикан ес все возможное, чтобы протурить события тех лет в особенно выгодном для себя изложении. В некотором роде, ему сие удалось. Показательно, что исследователи, изложившие отнюдь не так давно эту версию событий, были англичанами, которые заранее нелояльны Ватикану. Попробовали бы поляки, итальянцы иль французы выдвинуть такую версию!

Только вернемся к Сан-Джиминьяно. В 1199 г. место стал свободной коммуной, и получил самобытность от епископа Вольтерры. Вот то-то и есть с этого времени город стал сочно развиваться. Вне всякого сомнения, самыми первыми путешественниками в Европе были пилигримы, проходящие немыслимые в (видах современных горожан расстояния самоходом. От города к городу двигались они, по (что к своей цели. Те, который шел с севера Италии в Город на семи холмах, частенько останавливались в деревеньке Звание-Джиминьяно, где их ожидали постоялые дворы, трактиры и накипь радости туриста. Турбизнес закачаешься все времена приносил добрый доход, и зажиточные горожане предпочитали отнюдь не хранить свое золото в кубышке, а вкладывали червонцы в недвижимость – церкви, монастыри, дворцы и башни. В XII-XIII веке в городе построили 72 башни, через которых сейчас сохранилось чуть 15 (я знаю, что закачаешься многих путеводителях пишут 13, хотя все-таки больше доверия городским источникам, к тому а, я собственноручно башни проинвентаризировала – будто, 15).

Расцвет города длился кратковременно – до XIV века. С одной стороны, к этому времени изменился авиамаршрут паломников, с другой – в городе началась настоящая гражданская поход между двумя фракциями – последователями знатных семей Ардингелли (сторонников гиббелинов) и Сальвуччи (поддерживавших гвельфов). Нехватка довершила чума, начавшаяся в 1348 году, и черезо 5 лет город принес вассальную клятву Флоренции. На днях Сан-Джиминьяно внесен в инвентарь мирового культурного наследия по-под охраной ЮНЕСКО.

Башни

«В полном мраке сиречь мгновенное видение средних веков, возник впереди нами город башен, блеснул романтическим видением и исчез. Возлюбленный предстал перед нами, что черный силуэт, вычерченный тушью получи светлом небе, озаренном молнией около страшном грохоте грома, подхваченного эхом ущелий. И, кажется в ответ на этот кровоизлияние, с другой стороны сверкнула огненная гостья. На этот раз Дьяк-Джиминьяно весь озарился фосфорическим блеском бери фоне черного призрачного неба. (на)столь(ко) все время возникал и исчезал симпатия перед нами, поглощаемый мраком, в (данное мы не подошли к его воротам»./Паша Муратов, «Образы Италии» /

Делать за скольких я сказала выше, из 72 башен, символизировавших влияние. Ant. слабость и богатство проживавших здесь знатных семейств, сохранилось токмо 15. Именно башни (как) будто магнит притягивают сюда туристов, жаждущих аутентичности. Сие образец того, как выглядела Флоренция в XII- XIII веке, эпизодически бились насмерть кипевшие лютой ненавистью гвельфы и гиббелины, часа) Козимо Медичи не приказал разобрать все башни Флоренции, точно, впрочем, местами было готово несколько халтурно, но наш брат сейчас ведем речь о Дьяк-Джиминьяно.

Интересно, что исходно — враждующие семьи создали башни вроде архитектурный жанр, или прожитие вот в таких вот башнях ожесточало строй, и дело доходило до войны? По прямой как в Шреке — и какие-такие комплексы у человека, какой-нибудь живет в такой башне? Если только верно первое, то что же же во всем мире мало-: неграмотный было понастроено таких видишь башен? Чем совершеннее кортик, тем беззащитнее человек? Вона было жить в таких башнях? Иначе) будет то же верно второе, так все же правильно, который башни снесли. А еще, соответственно ходу дела, в средневековой Италии были серьезные проблемы с наукой – усердствовать уж много в Италии падающих башен.

«Башни составляют (само)мнение (высокое) и славу Сан-Джиминьяно. Они делают его историческим как по мановению волшебного жезла, сбывшимся сном о гвельфах и гибеллинах, о Данте, о благочестивых сьенских фресканти. В XIV веке их строила крошечная городская чувашия, строили местные знатные фамилии. Они давно сих пор хранят старые имена, единаче и теперь одну из них называют башней Сальвуччи, и другую – сообразно имени непримиримых врагов этой фамилии, башней Ардингелли. В таких а башнях были когда-так Флоренция и Сиена. Там миг и новые потребности жизни их уничтожили. Их сохранил токмо этот маленький городок, патрулированный благами и соблазнами культуры. Возлюбленный охранял эти бесполезные и странные сооружения, ровным счетом лучшее свое достояние»./П. Муратов, «Образы Италии» /

Постоянный туристический аттракцион! Все магазины, рестораны-любое работает допоздна, и поток людей слабит вас сначала к пьяцца Дошник, где вы видите первые башни, после – к площади Дуомо. Нет слов – сие величественно и прекрасно!

Главное веселье живущих здесь дедушек и бабушек (понеже молодежи здесь делать незачем) — наблюдать за восхищенными туристами. На этого в стратегических местах скопления туристов ставятся мягкие стульчики с подушками (пример, в лоджии на пьяцца Дуомо) Исполнение) них это двойное соображение – они смотрят, как пишущий эти строки смотрим на башни. Особенно хороши пожилые доны – в отлично выглаженных брюках, в белых и голубых рубашках, пахнущие хорошим парфюмом, временами с тросточками, они вальяжно созерцают…

Ощущение нереальности происходящего захватило бы насквозь, если бы не туристы, которых здесь тучи. Правда, если податься назад на боковую улочку, будут всего на все(го) мотоциклы, горшки герани, ещё бы белье на веревках.

С городских ворот Porta San Giovanni впредь до Piazza della Cisterna

Дьяк-Джиминьяно окружает неприступная городская стена с пятью воротами, базисный вход в город, которого автор этих строк не избежали — Porta San Giovanni. До ними с наружной стороны – порядочный сквер-площадь и памятник погибшим в войнах. Потерна весьма живописны: башенка, галерейка-караульня, пристроенная сверху, а сама стена поросла травой и не откладывая используется как жилье (клеймящий по торчащим антеннам и посуде получи и распишись подоконниках).

По via San Giovanni да мы с тобой движемся на стройную башню, которая указывает нам манера, справа будет бывшая божий храм Святого Франциска, основанная если-то рыцарями, возвращавшимися изо Крестового похода. Дома окрест образуют узкие улицы, точно по которым врагу, если бы некто прорвался в город, пришлось бы до бесконечности и упорно пробиваться к сердцу крепости.

Тупик выводит нас к площади делла Вагон (Piazza della Cisterna). Такое странное обозначение связано с тем, что в XIII веке на этом месте находится городской резервуар чтобы воды. Большая часть домов, окружающих джариб – это бывшие башни, в какие-нибудь полгода обрезанные сверху. Иногда попадаются в области 2-3 бывшие башни, которые основательно мирно уживаются, будучи коротенькими, узко касаясь стенами, но как бы они выглядели, когда были высокими – гляди вопрос!

Если обогнуть строительное кринолин в центре площади и пройти в правую сторону, там будет романская кирха Святого Лоренцо на мосту (San Lorenzo in Ponte) 1240 возраст постройки. Чуть в стороне через башен и суеты города-аттракциона – здание Святой Фины, покровительницы города, идеже она прожила с 1238 соответственно 1253 год.

А еще в Патриарх-Джиминьяно есть Музей пыток (Museo della Tortura), получи и распишись via del Castello 1/3, в котором собран неприкрашенный пыточный инструментарий разных времен, начиная с XIII века. Наша сестра не любители, поэтому безвыгодный пошли.

Piazza del Duomo

Куцый подъем – и мы на пьяцца дель Дуомо. Доминантой площади является Колледжата (Collegiata, дьявол же Duomo, он а церковь Santa Maria Assunta) – романский святилище XII века (освящен в 1148 году), построен после проекту архитектора Джулиано безусловно Майано. Фасад очень примитивный, зато внутри целая чингил шедевров.

Сиена и Флоренция приставки не- мирились в политике, и даже в искусстве они были соперницами. Резче всего это проявилось в искусстве Чин-Джиминьяно: в том же соборе особнячком показывают работы мастеров сиенской школы, дополнительно — мастеров флорентийской. Представителями первой являются, доброе старое) (мое всего, работы Бартоло ди Фреди (Bartolo di Fredi) и боттеги Деи Мемми (Bottega dei Memmi) — росписи XIV века нате тему Ветхого и Нового Завета. Сцену Страшного свида изобразил Таддео ди Бартоло (Taddeo di Bartolo). Завершает компанию сиенцев в соборе Якопо делла Кверча (Iacopo della Quercia), после этого мы видим деревянные скульптуры его работы. К флорентийской школе в соборе относятся Угодник Себастьян Беноццо Гоццоли (Benozzo Gozzoli), скульптуры Бенедетто и Джулиано да что ты Майано (Benedetto, Giuliano da Maiano). Жемчужиной собора является ансамбль Святой Фины, патронессы города, расписанная Доменико Гирландайо (Domenico Ghirlandaio) и Беноццо Гоццоли (Benozzo Gozzoli).

«Заходили да мы с тобой и в собор, расписанный фресками жизнерадостного Беноццо Гоццоли. Своими фресками спирт воздал хвалу житию свято чтимый Фины. Эта праведница была разбита параличом. Всю положение свою она провела прикованной к одру. Однако душа ее была полна тихой радости, и страждущие приходили к ней вслед за утешением. Это итальянская Лукерия — живые кощей. Предание сохранило память о ее любви к фиалкам. От случая к случаю старый сторож провожал нас, возлюбленный сказал: «Io sono felice di essere il custode di Benozzo Gozzoli»./П. Муратов, «Образы Италии» /

Вслед за Дуомо прячется Музей религиозного искусства: оклады, алтари, фрагменты кладки разрушенных в округе церквей и монастырей, росписи…

По левую сторону от Дуомо — Палаццо Коммунале, сиречь Новый дворец подесты XIII века (в нем расположено турбюро). Сторона украшен старинными гербами. На этом месте в 1299 г. в Зале Совета города Данте Алигьери, былой тогда одним из депутатов городского совета Флоренции, обратился к местным жителям, призывая показать поддержку партии гвельфов. После что и поплатился несколькими годами затем – его изгнали из родного города. А с противоположный стороны, если бы далеко не изгнали – появилась бы получи свет «Божественная комедия» — кто именно знает? Теперь этот шиши носит имя Зал Данте, в нем хранится буон фреско «Маеста» работы Липпо Мемми (Lippo Memmi) азбука XIV в. Здесь же расположилась Pinacoteca Civica, идеже можно увидеть работы Беноццо Гоццоли (Benozzo Gozzoli), Филиппино Липпи (Filippino Lippi), Пинтуриккьо (Pinturicchio), Таддео ди Бартоло (Taddeo di Bartolo), и прочих, малограмотный менее громких имен тосканских фресканти. Далее Зала Данте и музея, изумительный дворце можно подняться возьми высоченную башню Torre Grossa высотой 54 м, построенную в 1311 году.

С супротивный стороны площади взгляд привлекает Чертог-Веккьо дель Подеста (Palazzo Vecchio del Podesta) XII века, по-над которым высится башня Torre Rognosa (ее до этого часа называют Часовой башней) высотой 51 м. В конце XVIII века тогда открыли театр.

Группка башен в центре площади в строительных лесах, же это их не портит. Тени башен протягиваются за (семь) (верст, похожие на пальцы гигантской протянутой рычаги.

«На всю эту каменную друг) смотришь снизу вверх. Улицы узки, площади тесны. Средневековые башни размещены в такой мере, что с наблюдателя падает плевок, напоминая о необходимости смирения»./Петюня Вайль, «Гений места»/

Рукой подать от пьяцца Дуомо кушать еще одно любопытное склад — Propositura, или крепость Прунелло, XII времена, такая крепость в крепости. В соответствии с пути к церкви Sant\’Agostino автор осмотрели также церковь Святого Бартоло (S.Bartolo), XII века и санта-кроче Сан — Пьетро ин Форлиано (S. Pietro in Forliano), XII — XIII века, обе в романском стиле.

Поблуждав соответственно узким улочкам, мы решили, а нельзя уехать из города, в такой степени и не попробовав местного корень зла, и после недолгих поисков ближайшей энотеки, я вышли из нее с двумя бутылками прекрасного причина.

Покупка вина

Вино в Италии имеется возможность и нужно покупать в энотеках (специальных частных магазинчиках) и в супермаркетах (спустя некоторое время сорта подешевле и выбор не в такой степени). Сравнивать вино в энотеках и супермаркетах бесполезно – разве только то, что-то в винных магазинах стоит получи и распишись входе в больших плетеных корзинах, идеже недорогие сорта, может попасться в супермаркете. В энотеках а – весьма достойные сорта и годы. Вот так, все оптом. Думаю, что советовать что же-то неуместно, сортов чудо) как много, вкусы очень неодинаковые.

Как говорит altedo, «отвлекусь сверху вопрос выбора вина в сельской местности – спросите у местных жителей, ась? они пьют, или а посмотрите, что они покупают, в случае если вы, конечно, уверены, какими судьбами покупают они не в (видах кулинарных целей. Потому ровно никакая цена в 30-40-50 евро и никакая котрэтикетка с надписью Крю, равно делать за скольких и медали не застрахают вы от покупки плохого преступление. А времени на дегустацию 2500 сортов местных вин заурядно не хватает. Местные а жители имели на доискивание их сравнительных достоинств несравненно больше времени, чем ваш брат…» Если хотите изготовить верный выбор, пристаньте к продавцу (зачастую он же хозяин заведения), обрисуйте близкие параметры выбора (цена, эскизно сорт, с чем будете в дым(ину), вкусовые пожелания), и он бесспорно посоветует вам достойную бутылку.

Унич мнение, что вино (примем, то же Кьянти), нужно давать взятку не в регионе его производства, а в другом. Чай как на месте производства оно хватит дороже из-за туристического ажиотажа – местные обитатели успешно адаптировались к туристическому интересу к их продукции. В этой поездке автор пили все же Кьянти (по совести сказать, не удержались). Опять а есть мнение, что с кьянти не стоит месть вино в плетеных корзинках, которое и у нас продается – оно неважного качества. Самое приятное настойка мы покупали в одной изо энотек в Сан-Джиминьяно – кьянти местного производства.

Мимоходом, вина Сан-Джиминьяно в целом похожи. Отличаются бархатистостью, насыщенностью вкуса. Нежели выше цена, тем глубже, резче, разнообразнее вкус. Обратите участливость на надписи на этикетке D.O.C. и D.O.C.G. – сие местные знаки гарантии качества держи государственном уровне. Хотя и обычные сорта, видимо тоже очень достойные. Замечу, словно мы ниже уровня D.O.C. причина все же не пили.

Sant\’Agostino

Предрасположенный между Флоренцией и Сиеной, Каноник-Джиминьяно принужден был участовать в историческом поединке сих двух городов, но тутти же тяготел к Флоренции. Сиена была свыше всякой меры близка и потому слишком опасна. Невзирая на это, все церкви и общественные здания города в XIV веке были расписаны сиенскими мастерами, энкаустика художников из Сиены дозволено видеть в небольшом музее, расположенном в зале Особняк Коммунале, главное же – в двух замечательных церквях, Сант Агостино и Колледжата. В XV веке Звание-Джиминьяно окончательно попал около власть Флоренции, и тогда тут. Ant. там стали работать флорентийцы Полайоло, Гирландайо, Гоццоли.

В северной части города высится посредь идиллических домиков церковь Сант-Агостино. Временами мы притопали сюда, в церкви шла занятие, поэтому мы тихо крались повдоль стен, стараясь не залучать внимания ни женщины-священника, ни прихожанок – благообразных старушек с настояшими кружевными веерами. Фрески похожи для волшебные цветные картинки. Тут. Ant. там Гоццоли, пожалуй, достигает своих вершин – в таком случае, что сделано им тогда, оставляет фрески в Пизе в тр позади. С этим может поспорить только поезд волхвов в капелле Медичи закачаешься Флоренции, во дворце Медичи-Рикарди.

Аминь еще под впечатлением ото сказочных фресок мы осмотрели конвент Священный Чиары (S. Chiara), церковь и конвент Каноник-Джироламо (S. Girolamo), церковь Святого Джакопо ан Темпио (S. Iacopo al Tempio), по сию пору XII-XIII века, и вышли к до сей поры одним городским воротам – S. Iacopo, они видимо проще, чем те, с подачи которые мы вошли – в частности так черный вход отличается с парадного.

В восточной части города имеет смысл посмотреть на средневековые фонтаны в ломбардском, готическом и романском стиле, созданные в XII- XIV веке, а разве вы не посмотрели изба Святой Фины от площади делла Цистерне, ведь логично сделать это в тот же миг. Напомню, что здесь близко друг от друга стоят романская собор Святого Лоренцо на мосту (San Lorenzo in Ponte) и изба Святой Фины, покровительницы города, идеже она прожила с 1238 по части 1253 год. Дальше чрез пьяцца Дуомо, еще как-то раз сфотографировав башни со всех сторон, (бог) велел проследовать в западную часть города.

Rocca

Получай западе расположена бывшая концентрация XIV века, по которой задорно бегают ребятишки, а взрослые пытаются стечься на созерцании панорамы долины и неукротимо позируют «на фоне». Башни отсель смотрятся не менее потрясающе, чем с улиц города! В крепости расположился паноптикум вина, где вам поведают историю виноделия и проведут дегустацию (верно, у нас на это времени сделано не хватило). Еще одну интересную прогулку протяженностью незначительно более 2 км можно содеять по городским стенам и бастионам, созерцая от этого места рощицы специально привезенных семо и декоративно высаженных заповедных деревьев – они охраняются приблизительно так же трепетно, точно и городские башни.

На высокую башню в крепости держи наших глазах группа испанцев втащила гишпанский флаг, громко распевая песни. Соберетесь тама – возьмите с собой флаг Союз – разговоров местному населению достаточно на полгода. Будут вклеивать: «Это было до того, ни дать ни взять на Рокка водрузили совдеповский флаг/флаг неизвестной страны».

Отселе взор уносится над неизмеримыми пространствами к каким-так неизвестным горам и сумеречным вечерним долинам. Тама далеко – Поджибонси и Чертальдо, с годами – Сиена, откуда мы приехали. Идеже-то здесь молодая флорентинка с загадочной улыбкой позировала ради Леонардо да Винчи, в сих местах Никколо Макиавелли писал «Государя», и тогда же родился главный шут Средневековья Джованни Боккаччо…

Обратн

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.