Зачем сбрасывать козу с колокольни?

Нa мгнoвeниe мнe пoкaзaлoсь, чтo у мeня нaчaлись… гaллюцинaции. A кaк инaчe мoжнo oтрeaгирoвaть нa пoявлeниe в сoврeмeннoм гoрoдкe срeдь бeлa дня дрeвниx рыцaрeй с пикaми нaпeрeвeс, oтчaяннo срaжaющиxся зa блaгoсклoнный сглаз мeстнoй крaсoтки? Или нa тoлчeю “нeвoльничьeгo рынкa”, гдe сoвeршeннo сeрьeзнo мнe зa сxoдную цeну пытaлись подсунуть… рaбa.

Никтo нe прeдупрeдил мeня, чтo в гoрoдкe Aльбуркeркe в прoвинции Бaдaxoс нa югo-зaпaдe Испaнии, кoтoрый я прoeзжaл, грeмeл трaдициoнный прaздник… Срeднeвeкoвья. Тaк чтo дaмы и кaбaльeрo, свящeнники и сoлдaты, с вaжным видoм рaзгуливaвшиe в oдeждax XIV вeкa, были вoвсe нe нaвaждeниeм, a впoлнe рeaльными пeрсoнaжaми тeaтрaлизoвaннoгo дeйствa, нa кoтoрoe с увлeчeниeм, кaк и я, взирaли здeшниe oбывaтeли. Впрoчeм, и oни подле жeлaнии мoгли бы oблaчиться в дрeвниe туaлeты, пeрeйдя изо числa зритeлeй в рaзряд дeйствующиx лиц. Xoтя, кaк я пoнял, oщутить oбaяниe этoгo нeoбыкнoвeннoгo прaздникa мoжнo былo в любoм кaчeствe. Oсoбeннo eсли зaглянуть в тaвeрну неужели мeсoн — xaрчeвню, дeкoрирoвaнную и угoщaющую “пoд врeмeнa Дoн Киxoтa”.

— К сoжaлeнию, автор этих строк слишкoм лeгкoмыслeннo oтнoсимся к свoeй истoрии. Нaстoлькo лeгкoмыслeннo, чтo мнoгиe нe знaют, чтo былo дaжe сoтню лeт нaзaд. В кaкoй-тo стeпeни нaш прaздник, кoтoрый, кстaти, да мы с тобой прoвoдим кaждый гoд, — пoпыткa вoсстaнoвить этoт прoбeл в пaмяти, — oбъяснил мнe пoзжe идeю всeй зaтeи aлькaльд Альбуркерке — а в области-нашему глава местной администрации — Хуан Торрес.

Иберия обожает праздники. Их проводят в больших городах и крохотных поселках, посвящают вселенским святым и небесным покровителям маленьких деревушек, знаменитым соотечественникам, известным всему миру, и “звездам” местного масштаба, временам лета, спортивным достижениям, музыке, стихам — словом сказать, повод есть всегда. Делать что ехать по Испании в машине, можно плавно перетекать изо одного праздника в другой. И сие не говоря о карнавалах, которыми земля не только славится сверху весь мир, но и числом числу которых занимает в нем малость ли не лидирующее поляна. Их красочность и оригинальность, изобретательность и щедрое веселье привлекают десятки тысяч гостей со просто-напросто света — многие приезжают семо из разных стран нарочно для того, чтобы прочувствовать атмосферу праздника, а при желании и взять в нем участие. К слову замечу, аккурат туризм в какой-то степени возродил многие свычаи и обычаи.

Однако, ничуть не обижая испанцев и ни коей мере безграмотный посягая на их устои, все же хотелось бы произнести, что некоторые из сих зрелищ вызывают у иностранцев озадаченность, что, однако, не мешает гостям с интересом надсматривать за ними. В первую черед это относится к ритуалам, связанным с участием животных и птиц, которых почасту приносят в жертву на глазах у веселящейся публики.

В Манганесасе мол ла Польвороса, в провинции Самора, в 250 километрах к северу через испанской столицы, мне довелось наступить свидетелем празднества в честь святого Висенте, покровителя сего небольшого поселка. Оно завершается странным действом. По-под одобрительные возгласы собравшихся: “Бросайте! Бросайте!” и колоратура куплетов, начинающихся словами “дура, коза…”, группа парней, забравшихся бери церковную колокольню, сбрасывает с 20-метровой высоты козу. Испуганное зверь, совершив полет, “приземляется” держи туго натянутый внизу парусина.

Этот, я бы сказал, малообщительный обычай существует только в Манганесасе мол ла Польвороса, где проживает где-то тысячи человек. Несмотря получи все попытки, мне (на)столь(ко) и не удалось выяснить корни его происхождения. Но могу свидетельствовать, что праздник пользуется популярностью у местных жителей и готовятся они к нему со всей тщательностью и серьезностью. Наперед отбирают ребят, которые должны выделать “экзекуцию” над бедным животным. Будущую жертву особо покупают для этой цели. Ее красят и хотя (бы) дают имя — не хуже кого правило, одного из известных в стране личностей. Никта перед жертвенным шоу, завершающим праздничные гуляния, рогатая “пентаграмма” проводит взаперти, правда, одиноко с козлом, тоже купленным спеца.

Эта акция постоянно вызывает протесты со стороны общественных организаций, выступающих в защиту животных. В 1992 году по-под их давлением губернатор провинции Самора запретил прочеркивание обряда. Но через година он был восстановлен. Сиречь объяснили здешние власти — подина влиянием традиций и по настоянию граждан. Невыгодный помогли и штрафы, которые накладывались держи участников шоу: они вскладчину выплачивали их, только стояли на своем. Единственное, что-что удалось добиться общественникам, бесцельно это “мер безопасности”, спасающих жизнь козы. Попервоначалу ее “полет” с колокольни только и знает завершался гибелью.

Однако главная яблоко раздора между кем столь завидного упорства была вовсе не в гуманных соображениях. “Флип козы”, как называется действо, привлекает будь здоров любыпытных, и прежде всего иностранных туристов. 23 января 2001 лета, например, в Манганесас нагрянуло один-два тысяч гостей. После их визита видно потяжелел и бюджет поселка, и кассы местных магазинчиков, отелей и баров.

Протесты защитников животных вызывает и другой породы ритуал — закалывание борова, гласно происходящее в поселке Бурго -де Осмо в провинции Сориа, получи и распишись севере Испании. Сразу оговорюсь: драма не из приятных и в целях крепких нервов. Но, что оказалось, любителей острых ощущений такого рода в мире масса.

Начинается все даже восхитительно. По улице Майор к местной площади направляются ребята в национальных костюмах. Это — исполнители ритуала. Одни окрестили их палачами, отдельные люди — ангелами смерти. Бери самом деле это скромно мясники, показывающие свою работу. Ей посвящен и водворенный на площади монумент, учрежденный местным ваятелем Гарсиа Пердисесом. Чу, что это чуть ли малограмотный единственный в Испании, а может, и кайфовый всем мире подобный артефакт. Рядом с этим произведением искусства и разворачивается процедура, запечатленное в скульптуре. Тут и чаны с кипящей водным путем, и большая охапка соломы и хвороста во (избежание костра, широкая скамейка — своего рода лобное место с крюком, на который достаточно подвешена жертва.

“Сцена” огорожена решетками: толпясь из-за ними, публика наблюдает вслед за “кровавым спектаклем”. Многие приходят нате площадь заранее, чтобы взять место поближе к решеткам. Поди, ген кровожадной жестокости неискореним в человеке. В неприступно определенное время раздается побудка, и из загона выскакивает главный боров…

Жители Бурго -де Осмо объясняют этот порядок тем, что провинция Сория с давных пор славится своими бойнями, и триумф этот якобы призван зажечь престиж не слишком-так популярной профессии мясника. Разъяснение, конечно, сомнительное, да и эссенция этого театрализованного представления, может статься, в другом: как и многое Испании, оно задумано получай потребу туристов. Кстати, церемониал этот не столь ужак и давний. Впервые его “опробовали” в январе 1974 возраст по инициативе Мартинеса Сото, владельца короткий гостиницы. Именно ему пришла в голову лейтмотив придать обычному профессиональному действию “туристический фасон”. А главной приманкой стало высказывание тут же, в импровизированном ресторане подо открытым небом, отведать всевозможные блюда, приготовленные с свежего поросенка.

Сделав ставку в не самые высокие и благородные человеческие чувства, Мартинес Сото, жаль, не ошибся. Охотников перед “зрелищ и мяса” оказалось раздо. В 1975 году, например, в Бурго -де Осмо побывали чуть больше трех тысяч человек, в 1999-м — возле 70 тысяч. Правда, сначала ритуал проводился один праздник в году, потом — пятью дней, когда забивали объединение одному животному в день. Теперь в январе-феврале — три раза в неделю, а напихать надо по двадцать свинтус ежедневно…

Столь же экстравагантные, а, к счастью, не кровавые нравы существуют и в других регионах Испании. Неизвестно зачем, местечко Буньол в провинции Валенсия, возьми восточном побережье Средиземного моря, в натуре праздником “Томатина”. Он равно как не стар — появился в 1945 году, однако уже приобрел огромную признанность. Праздник родился совершенно фуксом проскочил куда. Однажды в августе несколько молодых буньольцев обедали в местном ресторанчике, а насытившись, стали ходить на ушах, бросая друг в друга оставшиеся яйца. Шутка такая. Но симпатия почему-то понравилась и превратилась в необычное конкурс “на меткость”, а потом, охватив капельку ли не все местное народ, вылилась на улицы. С целью “томатные бои” не вспыхивали подсознательно и слишком часто, за ними решили укрепить определенный день, включив их в массовые народные гуляния. Круглым счетом родилась “Томатина”. Кстати, сие был хороший повод вызвать в памяти о крае, славящемся на всю Испанию томатами. Прознав об оригинальном обычае, в Буньол потянулись туристы — бросить взгляд, поиграть, порезвиться. Остряки окрестили торжество “самой замызганной фиестой”. И приставки не- зря. В этот день поселок превращается в поле битвы, участники которой “расстреливают” (благо)приятель друга помидорами. Хотя, с точки зрения здравого смысла, приставки не- дикость ли вот неведомо зачем разбазаривать ценный продукт? Ага еще радоваться, что тебя с ног до самого головы заляпали красным соком?

В качестве кого бы там ни было, хотя во время “самой замызганной фиесты”, которая продолжается с утра по полудня, разъезжают по городку грузовики с налитыми плодами, останавливаясь с подачи каждые 10–15 метров, с тем желающие могли пополнить близкие “боеприпасы”. Главное сражение происходит, естественное дело, на площади напротив местной мэрии. А соответственно улицам текут томатные ручьи, и помидорами изрисованы стены домов. Соразмерно, в этих краях шутят: в Буньоле инда пожар тушат не вплавь, а томатным соком.

Завершается до настоящего времени действо не менее экзотично — купанием в огромном бассейне, установленном в центре Буньола, нате Пласа дель Пуэбло, и как и заполненном помидорным соком. Промеж (себя) прочим, очень полезно для того красоты и здоровья, говорят. С желающих окунуться отбоя пропал…

Популярность “Томатины”, число ее участников и метраж “расстрелянных” помидоров растет с года в год. 24 января 2000 лета в нем, как свидетельствует статистика, “бились” сильнее тридцати тысяч “бойцов”, а ради их утехи власти и сельхозкооперативы выделили 120 тысяч тонн сочных томатов стоимостью девять тысяч евро.

Родственный “Томатине” и “Битва кларета”, уж более двадцати лет проводимая в поселке Каноник Асенсо — самой “винной” испанской провинции Ла Риоха. Всего вместо помидоров там в качестве “пушки” используется особый сорт инструмент “кларет”, которым славится выселок. Здесь насчитывается около трехсот бодег — винных погребков, в которых производится текущий сорт.

Конечно, цель “Битвы”, которая происходит как води в конце июля, — сначала всего реклама. Но таковой прагматизм ничуть не отражается ни получи настроении граждан, ни для атмосфере праздника. Да и в отдельных случаях вино отравляло веселье? Не без того конщунственно, на мой воззрение, так вот безрассудно окачивать драгоценную влагу “на дует”.

А именно этим и занимаются одну крош сотен человек — участников “Битвы”. Их разбивают нате две внушительные команды: в одной — обитатели Сан Асенсо, в другой — отдыхающие в его окрестностях. Бойцы — “герреро” пускают в процесс огромные насосы и мощные шланги, бурдюки — ботас, стеклянные кувшины порронес и невзыскательно самые разнообразные бутылки. Боевая двухходовка — как можно быстрее и резче “замочить” противника. В 1999 году, вот хоть, в праздничные дни было “вылито”… 65 тысяч литров кларета. Хороша раскрутка? Признаюсь, сердце надрывается, поздно ли слышишь такое! После “Битвы” “герреро” и до настоящего времени “пострадавшие” отправляются под душ. Смыв объедки “преступления”, усаживаются за кормежка, растянувшийся на полтора километра повдоль главной улицы, и приступают к трапезе, запивая обильную пищу тем а кларетом, обсуждая и вновь переживая по сию пору перипетии прошедшей битвы. Успение б! И что самое удивительное — пьяных на гумне — ни снопа! Только веселые…

А в Аларконе, пригороде испанской столицы, видишь уже несколько лет в сентябре проходит “Великая мучная драка”, любимое развлечение местной молодежи. Ровно по самому названию нетрудно вычислить, что здесь главное топор — мука. Этот порядок, совсем юный, тоже начался с невинной шутки, делать за скольких и “Томатина”, и стал одним изо главных актов праздника в непорочность Богородицы, покровительницы Аларкона.

В волюм же ряду и так называемая “петушиная вот это да!”, собирающая любопытных в одном изо поселков Галисии, автономной области получи северо-западе страны. Вот это да! — это, конечно, навзрыд сказано, но эмоций симпатия вызывает не меньше, нежели настоящая. В отличие от многих развлечений, которыми потчуют приезжих в разных уголках Испании, “петушиная вот это да!” — это древняя весёлая, сохранившаяся до наших дней. Ее участников усаживают поверху на ослов, вручают дубинку, привязав ее к рукам. В таком состоянии нужно сбить подвешенную на приличной высоте корзину, в которой сидят петухи, голуби, кролики и кошки. Побеждает оный, кому удастся сделать сие первым. Осел, как само собой разумеется, животина упрямая, и частенько, затем чтобы сдвинуть его с места, необходимо и по нему пройтись пирушка же дубинкой.

И снова защитники животных забили тревогу, требуя отмены варварского, получи и распишись их взгляд, обычая. В средние века может и считалось забавным бить зверье, но цивилизованный XXI времена не может допустить сего бе-

зобразия, рассуждают энтузиасты. Национальная сообщество благополучия животных даже обратилась к народному защитнику (омбудсмену) Испании с призывом разобраться и накостылять виновных в издевательствах над братьями нашими меньшими. Делать что ассоциация добьется своего, в таком случае организаторам “петушиной корриды” грозит пеня до 15 тысяч евро. Воистину, шансов, что дело полно доведено до конца, по чести говоря, не так быстро много.

В перечень экзотических соревнований без всяких можно включить и “гонки улиток”, которые есть увидеть только в селении Трисио, что-нибудь в автономной области Ла Риоха. В большинстве случаев они проводятся в августе, в век традиционных праздников в честь святого Бартоломео, покровителя Трисио и 336 его жителей. Задолго. Ant. с сих пор здесь вспоминают прошлогоднее “сбор”, в котором участвовали 40 улиток и каждая тащила по (по грибы) собой 230-граммовый тягость, хотя ее собственный влияние не превышал семи граммов. Попробуйте выискать такого “тяжеловеса” в человеческом племени! Победителем стала улита по кличке Гомер. Дистанцию 245 миллиметров (симпатия измеряется именно в миллиметрах) рекордсменка прошла вслед за семь минут, намного опередив своих соперниц. Да что вы? а завершают празднество гонки сверху ослах. Как утверждают знатоки, взять за горло серого проскакать два километра помимо помощи дубинки или кнута — а как раз таковы правила “ослиных гонок” — уже труднее, чем добиться с улитки проползти несколько миллиметров с консервной банкой со спаржей, прикрепленной к раковине.

Приезжающих, да, влекут в Трисио не лишь уникальные состязания. Только на этом месте можно отведать деликатес, тепленький из моллюсков. Кстати, в томище же 2000 году своего рода рекорд чуть ли безграмотный для Книги Гиннесса поставили и местные повара: они приготовили необыкновенное чанахи, засыпав в общий котел 250 килограммов улиток, 50 кило ветчины и столько но копченых колбас, 25 кг свинины и заправили по сию пору это оливковым маслом, обжаренными помидорами и перцем. Пальчики оближешь…

Думаю, никак не ошибусь, если скажу, зачем едва ли не первый попавшийся поселок или деревушка, а их в стране в среднем десяти тысяч, может оглушить приезжих чем-то необычным, чуть им присущим праздничным колоритом. Все конечно, многое зависит от воображения и причуд их жителей, же часто сама история дает пищу угоду кому) фантазий.

Древнюю часть города Авилы — сие 150 километров к северу через испанской столицы — окружает крепачка стена XI века с башнями. Чу, лучше всего сохранившаяся в Западной Европе. И было бы плохо не использовать ее (то) есть декорацию. Что и сделали местные высшие круги, организовав ярмарку под названием “Водан день в эпохе Возрождения”. Побывавшие получи ней испытывают, наверное, тетуся же чувства, о которых поведал я в начале своего рассказа. В этом месте можно часами бродить по части “обжорному ряду”, наблюдать по (по грибы) ремесленниками, которые, как и в былое время, трудятся за ткацким станком может ли быть гончарным кругом, попытаться завербоваться лучником в королевскую гвардию али отправиться в пункт набора рекрутов, идеже испытать себя на силу и пронырливость. Наконец, можно посетить древнюю мессу, которая почти что не изменилась с прежних времен, пошпионить за обрядом крещения новорожденного или — или окунуться в шабаш ведьм. Стоило бы ли говорить, что в настоящий день в Авиле не встретишь ни одного автомобиля. Лишь только старинные кареты…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.