Марокканские истории

Содержание всeгдa дaeт нaм тo, o чeм пишущий эти строки мeчтaeм всeм сeрдцeм. Прoшлo пятью лeт пoслe мoeгo вoзврaщeния с Тунисa, и вoт я oпять в Сeвeрнoй Aфрикe. В стрaнe, дaвшeй нaзвaниe всeму рeгиoну, нa рoдинe злoгo вoлшeбникa изо “Aлaддинa”, гдe жaркиe пора смeняются xoлoдными нoчaми, a в кoнцe вeсны выпaдaeт снeг. В мирe, кoтoрый гoтoв пoдaрить мнoжeствo oткрытий любoму, ктo рискнeт сoйти с избитыx, исxoжeнныx туристичeскиx трoп.

Мaрoккo. Нeдeля и двe тысячи килoмeтрoв – пo пoбeрeжью, узким сeрпaнтинoм чeрeз Высoкий Aтлaс к дрeвним импeрским гoрoдaм и дaльшe – пo трoпaм, oтмeчeнным тoлькo укaзaтeлями нa aрaбскoм – к югу, гдe дышит oгнeм бeзбрeжнaя пески. A потом – обратно, через всю страну – к неторопко вздыхающему океану и свежему морскому бризу, к кондиционированной прохладе аэропортов и прощальному взгляду с иллюминатора самолета.

Я начну родной рассказ со второго дня, когда-когда мы, уставшие от туристического Агадира, направили неординарный путь на север, в древнюю Эссуэйру.
Эссуэйра (согласно-арабски Эс-Сувира) – ставшийся португальский порт с бело-белесо-голубой мединой, которая занесена в каталог охраняемых объектов ЮНЕСКО. По всем вероятностям, что за триста планирование на улицах медины немного что изменилось – все в такой мере же торгуют пряностями и коврами арабы и берберы, весь век так же в порту продают свежую рыбу, которую утречком привезли с ночного лова разноцветные пироги, в квартале резчиков вдоль дереву пахнет туей, а сверху прибрежных улочках – морем.

В темных переулках взгляду не думано — не ведано открываются антикварные лавки и картинные галереи, а ради старинными коваными дверьми – уютные риады (маленькие частные гостиницы), многим изо которых больше двухсот парение…

Никогда не угадаешь, чисто ждет тебя за поворотом – рисунок на стенах, ковры, расстеленные бери камнях мостовой, или персона лестница, ведущая в уютное кафе-кондитерская, в комнатах которого веет холодный бриз с океана и где подают самый приятный (на вкус) в мире чай с мятой.

Наравне в любом средиземноморском городе, весь век дороги в Эссуэйре рано аль поздно приведут вас к океану. Сбочку со стенами старой крепости в кортеж выстроились многочисленные рыбные рестораны, по-над гаванью слышны крики чаек, а в набережной можно услышать только что не любой европейский язык. Путеводители на хрен-то сравнивают медину Эссуэйры с Сиди Бусаидом, только это сравнение, на мои взгляд, сильно натянуто – сверх меры разные города, непохожая застывшая музыка, другие люди, разная флюиды. И даже море говорит в Эссуэйре и Сиди Бусаиде бери разных языках.

Обратный вольт до Агадира не обошелся за исключением. Ant. с приключений. Поскольку значительная рубрика дороги представляла собой горноравнинный серпантин, найти на нем по меньшей мере какую-нибудь автозаправку было круглым счетом же реально, как попасть в снежную бурю. Смеркалось, и дорога становилась все больше пустынной. После пятидесяти километров, которые наш брат проехали с лежащей на нуле стрелкой индикатора топлива, далеко показалась автозаправка. Наша радостность, впрочем, была недолгой – топлива получи и распишись ней не оказалось. К тому моменту я еще порядком устала разговаривать в области-арабски, поэтому проблему поиска бензина в маленькой горной деревушке предоставила Илье. С задачей Крепость Господня справился на “отлично” – спирт не только смог разжевать местному населению нашу проблему, а и попросил у местных жителей канистру бензина, без- владея при этом ни арабским, ни французским. А в очередной раз подтверждает избитую истину о часть, что два человека до скончания веков поймут друг друга. Было бы любовь.

Остаток пути прошел до берегу океана. Атлантика у берегов Марокко невыразимо прекрасна – есть шансы на, что мерный рокот волн имеется возможность слушать вечно. Ватага местных мальчишек, увидев нас, жизнерадостно предлагает сфотографироваться вместе. Будто мы и делаем – на воспоминания об Эссуэйре.

Пожалуй, ни Водан город не вызывал у меня таких нацело противоположных и противоречивых впечатлений, ни дать ни взять Марракеш, негласная столица Магриба. До этого времени до поездки в Марокко я была числа наслышана о достопримечательностях этого города – площади Джема аль Фна, танцорах-гнауа, великолепной архитектуре и примечательной медине.
В Марракеш наша сестра приехали ближе к вечеру – долгая перепутье из Агадира через предгорья Атласа заняла куда как больше времени, чем автор рассчитывали. Впрочем, она была предостаточно живописной – красно-коричневые вершина мира плавно сменялись равнинами и ущельями, идеже небо отражалось в чистейших озерах.

С самых первых впечатлений – изменяться на машине в Марракеше директивно невозможно – помимо хаотично движущегося автотранспорта, нате дорогах огромное количество повозок, мото- и велосипедистов, а в свой черед пешеходов, которые идут лично по середине дороги, руководствуясь древним, сиречь мир, принципом “авось неважный (=маловажный) задавят”. Резко затормозив предварительно подрезавшей нас машиной, автор этих строк словили на багажник незадачливого велосипедиста, тот или другой обрушил на нашу голову системный шквал арабских проклятий.

Зодчество города, поистине, стоит того, с тем написать о ней отдельную книгу. В чем дело? стоит одна Кутубия, образец испано-мавританского зодчества XII века, самая большая святилище Северной Африки в Средневековье, натуральный маяк для заблудших душ и уставших туристов. К сожалению, во вкусе везде в Магрибе, немусульманам портал в мечеть запрещен, поэтому наша сестра смогли любоваться потрясающе красивым минаретом лишь только снаружи:

Площадь Джема аль Фна, не принимая во внимание сомнения, можно назвать сердцем Марракеша, квинтэссенцией не (более, что вмещает в себя нынешний бывший имперский город. С точки зрения архитектуры агора мало примечательна – днем симпатия заставлена лотками со специями, апельсинами и прочими товарами, промеж которых бродят водоносы в остроконечных шляпах с колокольчиками в руках, бери земле сидят заклинатели дракон, гадатели и музыканты. Количество туристов превышает до сего времени разумные пределы, что, опять-таки, неудивительно – вряд ли ваш брат найдете в Марокко более известное, сильнее странное и противоречивое место, нежели Джема аль Фна.

К вечеру регистан меняет свой облик и превращается в настоящую сцену подина открытым небом – начинаются выступления танцоров-гнауа и импровизированных театров, открывается вагон закусочных под открытым небом. В надежде узнать танец гнауа мы с Ильей заняли сторона на террасе двухэтажного чепок в задней части площади (сие кафе, кстати, тоже вызвало экстремально неоднозначные впечатления – еда а там не выдерживала никакой критики, целомудренность посуды тоже, но чисто кофе был божественно прекрасен). Танцоров-гнауа да мы с тобой так и не дождались, даром что, если честно, мне бог хотелось послушать их музыку – уникальную амальгама арабских, берберских и традиционных африканских религиозных песнопений и ритмов. Из чего следует уже совсем темно, а я совершенно не представляли, идеже остановимся на ночлег. В дальнейшем недолгого изучения путеводителя Lonely Planet, было кончено направиться в риад “Джулия”, тем более, судя по карте, симпатия находился совсем недалеко с площади.

Поиски риада заслуживают отдельной истории. Приближенно уж сложилось, что улицы медины Марракеша совершенно лишены каких-либо опознавательных знаков. Обычная арочка в доме вполне может будто входом в переулок, а ориентироваться в хиросплетениях перекрестков начинаешь, всего проехав по этим перекресткам в кои веки двадцать. В поисках нужного названия я одну каплю раз обращалась к местным жителям, хотя только одна женщина имела четкое выступление о том, куда нам надлежит идти. Нужный переулок оказался крытым (покамест одна особенность медины Марракеша) и, сделав до некоторой степени поворотов в кромешной тьме, я таки вышли к риаду “Джулия”.

Риад (напитки частная гостиница) действительно оказался прекрасен – гостеприимная спутница жизни, которая – о, счастье! – говорила после-французски, антуражная обстановка, кухня из туи и камня, илитон на кровати с нашитыми получай него берберскими монетками – символом счастья и почитай с мятой как достойное довершение длинного дня. Наутро нас ждало старинное духовное бурса Марракеша, гробницы великих султанов династии Саадидов и долгая автотрасса в Уарзазат и дальше на зюйд, в пустыню.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.