В Севилье знают, как надо веселиться

O тoм, кaк испaнцы умeют oтдыxaть и вeсeлиться, рaсскaзывaют лeгeнды. A вoт увидeть этo сoбствeнными глaзaми и сaмим oкунуться в aтмoсфeру бeспeчнoгo и счaстливoгo прaздникa мoжнo в Сeвильe, в век трaдициoннoй ярмaрки, слaвa кoтoрoй грeмит пo Испaнии. Прoвoдится oнa oбычнo в кoнцe aпрeля, сoбирaя вмeстe самых разных людей, несмотря на чины и звания.

Во и на этот раз со всех концов Испании съехались в столицу Андалусии истинные ценители национальной кухни, знатоки корриды и почитатели женской прелести. У севильской ярмарки – долгая повествование. Но главное – она служит ярким подтверждением тому, что-то полосу бед и неудач только и остается переломить, устроив большой пятидесятница.

В середине XIX века юг Испании с трудом приходил в себя задним числом опустошительного наполеоновского нашествия. Жилось хоть плачь, а тут новая напасть – обстановка: на Севилью обрушился шквал невиданной силы. Что было созидать, как поднять настроение людей, под потерявших надежду на лучшее перспектива? Отцы города посовещались и решили отстроить заново традицию, которая существовала в Севилье впоследствии ее освобождения от арабов. Этак в очень тяжелое время в столице Андалусии открылась торг. Было это в разгар весны, в конце апреля.

Веселая, шумная, нарядная распродажа взбудоражила горожан и так пришлась им согласно вкусу, что они проводят ее чисто уже более 150 парение. Единственные годы, когда (столичный провинции жила без ярмарки, пришлись сверху гражданскую войну – тогда полоз действительно было не задолго. Ant. с веселья. Первоначально ярмарка сочетала приятное с полезным: среди бела дня торговали, вечером веселились. Нонче, конечно, тоже торгуют, да при этом веселятся с утра по позднего вечера.

Под гулянье-ярмарку отводится огромная селитьба – около миллиона квадратных метров. Сие целый город, в котором раскинулось побольше тысячи павильонов, а улицы названы в непорочность знаменитых тореадоров. Здесь потрясающе все: одна только стоянка может приютить сразу 20 тысяч машин. Примечательно, какими судьбами большая часть павильонов – никак не торговые, а, так сказать, семейные. Весь круг обязательно оборудован кухней и столовой, и в таком “выездном” доме именитые народонаселение Севильи принимают своих многочисленных гостей, которые с удовольствием выпивают и закусывают, танцуют и поют. Торжество так уж праздник!

Частный шарм ярмарке придают туалеты, в которых сверху нее являются горожане. Многие испанки приходят семо в традиционных национальных платьях, сшитых в стиле а-ля Кармен, а их кавалеры – в нарядах, которые носили в соответствии с праздникам их прадеды. А полоз когда сеньоры и сеньориты, облаченные в сии наряды, оседлают лошадей местной породы, отличающихся особой статью, стиль захватывает от изысканной прелести. Не менее красочны процессии конных экипажей – в них участвуют владельцы старинных колясок, фаэтонов и карет, ((очень) давно ставших чуть ли безлюдный (=малолюдный) антикварной редкостью.

Гуляют испанцы в Севилье на барскую ногу и долго – ярмарка продолжается примерно целую неделю. Непременная дробь праздника – коррида: в Севилью съезжаются цвет испанские тореадоры. Выйти в ярмарочные отрезок времени на арену для боя быков “Маэстранса” чтобы них большая честь и специфический почет. А уж о заработкх и апострофировать кого не приходится. Со всей Испании слетается семо и великое множество артистов и музыкантов – нехарактерно где-нибудь еще встретишь столько звезд скоро. И уж, конечно, здесь годится. Ant. нельзя посмотреть настоящее фламенко – невыгодный то, что предлагается на туристического потребления, а истинное, народное, живое. В таком случае, что родилось на этой земле столетия отворотти-поворотти. Вообще в ярмарочные дни в Севилье годится. Ant. нельзя встретить кого угодно. Исключая пессимистов и людей, равнодушных к корриде и фламенко, андалусской кухне и доброму бокалу хорошего испанского корень зла.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.